InvestFuture

Дмитриев: надо спешить в Казахстан, не уступая Китаю

Прочитали: 31

Вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Владимир Дмитриев рассказал в интервью экономическому обозревателю Алексею Бобровскому о совместных проектах России и Казахстана, об экспансии инвесторов из Китая.

- Казахстан - это наш главный стратегический торговый партнер, друг, и по всем параметрам страна нам очень близкая. Насколько мы можем сейчас в очень непростых условиях экономических для России и для Казахстана запустить маховик, который разгоняет взаимную торговлю. Что здесь нам может помочь, есть ли возможности, внутренние российские резервы, которые сделают нашу продукцию конкурентоспособной?

- Казахстан традиционно является нашим одним из ведущих торгово-экономических партнеров. И речь идет не только о торговых отношениях, но и о взаимных инвестициях. Достаточно вспомнить финансирование российскими предприятиями, российскими банками модернизации нескольких блоков Экибастузский ГРЭС. И, конечно, та повестка, которая сегодня актуально звучит, - развитие транспортных коридоров, переход на более активную реализацию инвестиционных проектов, - она дает возможность рассчитывать как на расширение торгово-экономических отношений, так и на расширение инвестиционного сотрудничества.

Но уже не дожидаясь нынешнего форума, российский институт развития, прежде всего российский экспортный центр и те структуры, которые входят в него, "Росэксимбанк" и Агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций, подключились к проектам, связанным с расширением проникновения российских предприятий, расширением взаимной торговли с Казахстаном.

Создан Торговый дом, подписаны соглашения соответствующими структурами со стороны российского экспортного центра с соответствующими структурами в Казахстане. И мы видим сегодня присутствие руководителя РЭЦ (Российский экспортный центр) на встрече деловых кругов, которые проводили президенты двух стран. Так что перспективы есть, но, разумеется, и вы в этом правы, не так просто запустить этот механизм, динамику этого сотрудничества, потому что мы, разумеется, не единственные на рынке Казахстана.

Мы знаем о том, что наши азиатские партнеры, Китай прежде всего, давно и достаточно мощно представлен в экономике Казахстана, и не только Казахстана, но и других стран Средней Азии. Мы осведомлены прекрасно о том, что многие инфраструктурные проекты, если не сказать большинство инфраструктурных проектов в этом регионе, построены за деньги китайских банков, ну и вообще за китайские деньги, и, вполне очевидно, что для Китая этот транзитный маршрут представляет исключительное значение, он конкурирует с Транссибом. Но я думаю, что в данном случае преобладают интересы чисто национальные: быстрой доставки грузов в Западную Европу через территорию Казахстана. И здесь, конечно, нам нужно торопиться.

- Это такое честное соперничество, это абсолютно нормально для таких потенциально стратегических союзников, я имею в виду здесь уже Россию и Китай прежде всего, но здесь тогда как можно скорее нужно переходить уже к сотрудничеству через межгосударственные союзы и блоки, каким является Евразийско-экономический союз, интерес к которому проявляют те же самые китайские партнеры. У китайцев, конечно, есть серьезные преимущества в виде такого стержневого проекта "Новый Шелковый путь", вокруг него эти инвестиции, вокруг него это сотрудничество строится для них. У нас возможности объединить торговую такую зону постсоветского пространства в какой-то степени не потому, что это имперские амбиции, а потому что здесь все-таки единый и знакомый нам рынок. На ваш взгляд, какие есть конкурентные преимущества у нас, потому что если мы говорим о соперничестве в хорошем смысле этого слова с Китаем, то преимущества Китая нам хорошо известны. Это быстрота освоения технологий, это дешевая рабочая сила, достаточно качественная уже продукция. Что можем мы здесь противопоставить, какой у вас опыт по работе Торгово-промышленной палате (ТПП)?

- Если говорить о экономическом поясе Шелкового пути, то, безусловно, Россия является той площадкой, на которой можно реализовывать наши преимущества, и прежде всего транспортно-логистические. И в этом смысле первые ласточки уже полетели, если так можно сказать. Мы знаем, что в Арсенове в Калужской области построен крупный мультимодальный логический центр, куда пошли уже поезда из Китая через Благовещенск.

Это не только контейнеры и перевозки, которые направлены на обеспечение предприятий, находящихся в промышленном кластере в Калужской области. Но перспектива вполне очевидна дальнейшего развития этого пути в сторону Западной Европы, и таким образом обеспечение вот этой замкнутости Шелкового пути. С другой стороны, безусловно, на этой территории, если говорить о российской части Шелкового пути, на этой территории должны развиваться связанные с этой логистической цепочкой соответствующие производства.

Это и строительство логистических центров, строительство центров по переработке сельхозпродукции, это новые производства. Собственно, в этом и состоит синергия этого проекта, и наши страны, участвующие в этом глобальном проекте, исходят именно из этого и, разумеется, намерены использовать данную логистическую инфраструктуру, эти глобальные увязки экономик наших стран Китая, Западной Европы через Казахстан и Россию, для того чтобы расширять производство и развивать совместные производства, строить совместные предприятия.

- Что у нас за конкурентное преимущество все-таки, чем мы можем похвастаться кроме сырья или так или иначе связанных с сырьем продуктов, переработка сырьевых продуктов, и можем ли мы здесь конкурировать с такими сильными игроками, как Юго-Восточная Азия и Китай прежде всего?

- Мы порой недооцениваем потенциал нашей промышленности. Ситуация последних лет свидетельствует о том, что инвестиции, которые были вложены в российскую экономику, в том числе в перерабатывающий сектор, они сейчас демонстрируют, пусть не такой быстрый, но тем не менее уверенный рост отдельных секторов, который связан как с импортозамещением, так и с поставкой товаров на внешние рынки. И в этом смысле я могу в качестве примера проиллюстрировать развитием нефтехимического комплекса.

Например, проекты, которые у меня на слуху и к которым я имел в свое время самое непосредственное отношение, - это "Тобольскполимер", это "Амоний" в Татарстане, это расширение производства удобрений, это те сегменты российского экспортного рынка, которые динамично развиваются. Но перешли уже в наших отношениях с Китаем до недавнего времени казавшимся совершенно экзотическим продуктом, таким как мороженое, но мороженое не единственный товар, экспорт которого в Китай многократно вырос за последнее время. Речь идет и о зерновых культурах, о подсолнечном масле, о шоколаде и пиве, то есть та продукция, которая связана с ростом среднего класса в Китае, с ростом потребления качественных продуктов. И нельзя без удовлетворения отмечать, что именно такие продукты из России востребованы в Китае.

Я, кроме того, хотел бы обратить внимание на тесное взаимодействие Российского экспортного центра с системой торгово-промышленных палат, которое насчитывает 180 территориальных подразделений Торгово-промышленной палаты РФ. Это несколько десятков тысяч предпринимателей среднего и крупного бизнеса. Это та площадка, та платформа, которая дает возможность активно взаимодействовать Торгово-промышленной палате с Российским экспортным центром.

Мы используем все ресурсы Торгово-промышленной палаты, и не только взаимодействие через членство в ТПП, но и возможности, которые представляет Торгово-промышленная палата, имея свои представительства за рубежом, теснейшим образом взаимодействие с нашими партнерами, торговыми палатами в других странах через членство в двухсторонних торгово-промышленных палатах и, естественно, через патронаж со стороны ТПП деловых союзов межгосударственных. Вот это серьезная платформа, в которой в РЭЦ заинтересован, и другие структуры, отвечающие за поддержку российского несырьевого экспорта. Мы сейчас с Российским экспортным центром рассматриваем тему создания совместных структур в регионах, которые будут призваны не только выявлять экспортеров и помогать им, потому что одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся - собственно, эта проблема характерна для малого и среднего бизнеса в целом, - это проблема неосведомленности как о мерах государственной поддержки, так и о рынках, на которые наши предприятия могли бы выходить.

И в этом смысле, конечно, наше сотрудничество с Российским экспортным центром через региональные представительства, через создание совместных структур в регионах должно способствовать наращиванию этого потенциала. Кроме того, я еще хочу отметить, мы ведь тесно взаимодействуем и с другими институтами развития. И практика нашего сотрудничества, например, с Фондом развития промышленности показывает, что мы здесь тоже можем наращивать потенциал нашего взаимодействия. И на некоторых цифрах проиллюстрирую то, что нам удалось уже сделать. Известно, что Фондом развития промышленности одобрено проектов примерно на 36 млрд руб.

- Честно говоря, не очень много.

- Если иметь в виду, что общий бюджет этих проектов приближается к 100 млрд руб. Потому что инвесторы вкладывают собственные средства, привлекают средства от коммерческих банков, и, таким образом, за счет средневзвешенной ставки получаются вполне приемлемые для промышленности финансовые условия. Так вот из этого числа проектов примерно треть проектов была реализована при непосредственном участии системы торгово-промышленных палат.

То есть региональные палаты проводили инвентаризацию местного рынка, выявляли потенциально готовых к получению финансирования инвесторов и предприятия. Мы доводили эти проекты как на региональном, так и на уровне федеральной Торгово-промышленной палаты, и затем доводили эти проекты уже непосредственно до структур в фонде развития промышленности.

И таким образом создавались производства, не только конкурентоспособные с точки зрения импортозамещения, но и производства, которые вполне перспективны, для того чтобы их продукция выходила на внешние рынки. Вот это тоже серьезная синергия. Многие говорят сейчас о том, что в нашей стране огромное количество - может быть, даже избыточное количество - федеральных, региональных институтов развития и проблема в том, чтобы запустить этот механизм взаимодействия.

Так вот, я полагаю, что через механизм работы Торгово-промышленной палаты, Фонда развития промышленности, корпорации МСП, Российского экспортного центра мы в состоянии обеспечить наращивание нашего экспортного потенциала, в том числе через так называемый инвестиционный лифт, где опять-таки Торгово-промышленная палата, используя свое присутствие в регионах, выявляет те компании, которым нужно снижение долговой нагрузки, которые готовы допустить внешних инвесторов. Мы их ищем как в нашей стране, так и за рубежом. Привлекаем институты развития и Российский экспортный центр, и Российский фонд прямых инвестиций, в мандате которого также имеется возможность помогать вот таким растущим средним предприятиям с экспортным потенциалом и помогать выходу им на внешние рынки.

- Это мое ощущение или вы согласитесь со мной, что у нас весьма неплохо выстроена инфраструктура государственных институтов, но, вот вы уже об этом сказали, малый и средний бизнес не очень знает, что они есть, во-первых, и если знает, что они есть, не очень понимает насколько это эффективно работает. Вот здесь как бы поднастроить эту систему, чтобы, с одной стороны, это пользовалось со стороны бизнеса спросом, с другой стороны, чтобы эти институты развития имели больше возможностей. Потому что вот вы сказали о Фонде развития промышленности, но объективно, даже если все-таки суммарный такой кумулятивный эффект в 100 млрд рассматривать, тем не менее можно было бы через вот эти варианты проектного финансирования все-таки в больших объемах кредитовать российскую экономику, чего так не хватает сейчас, потому что спрос мы усиленно сдуваем. Согласны ли вы с этим?

- Я с этим согласен, но всегда надо исходить из возможного. Мы видим, что в нынешней ситуации бюджетных ограничений, конечно, рассчитывать на приток более объемных государственных средств в Фонд развития промышленности не приходится. Но вот 20 очередных миллиардов поступает в фонд, но главное, что этот механизм востребован.

Главное, что есть предприятие. Ведь в стране порой проблема сводится к тому, что у нас не хватает качественных проектов. А Фонд развития промышленности и другие институты развития, они являются своего рода такой лакмусовой бумажкой, через которую проверяют, насколько инвесторы, насколько российские предприниматели созрели до тех требований, которые необходимы для получения государственной поддержки. Но я бы здесь еще не сбрасывал со счетов и другую ситуацию.

Ситуацию, связанную с привлечением инвестиций. Вот мы последнее время, ну это естественная ситуация в нынешней непростой глобальной обстановке макроэкономической и глобальной геополитической. Мы говорим о том, что сокращается приток прямых иностранных инвестиций в нашу страну, которые так необходимы и для модернизации производства, формирования новых производственных цепочек. Если объемно показатели прямых иностранных инвестиций снижаются, то количество проектов, которые пришли прямые инвестиции, иностранные инвестиции в прошлом году, а это 201 проект, это прирост на 60 с лишним процентов по сравнению 2014 годом. И здесь Россия в Европе заняла первое место по количественным показателям прямых иностранных инвестиций. Это говорит о том, что деньги идут и они идут в модернизацию современных производств. Таким образом, это тоже неиспользованный потенциал, над которым мы должны работать.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Дмитриев: надо спешить в

Поделитесь с друзьями: