InvestFuture

Андрей Костин рассказал о прогнозируемой прибыли ВТБ

Прочитали: 52

Инвестиционный форум "Россия зовет!", который был организован ВТБ в восьмой раз, стал платформой для обсуждения качественно новых экономических улучшений. Об этом, а также об общей экономической конъюнктуре в интервью телеканалу "Россия-24" рассказал глава банковской группы ВТБ Андрей Костин.

- По горячим следам давайте начнем с той сессии, где выступал, принимал участие президент России Владимир Путин. Там было два больших блока вопросов – политический и экономический. Вот какие тезисы вы считаете ключевыми, вы модерировали эту дискуссию, на чем, как вам показалось, президент делал особенный упор?

- Вы знаете, мне кажется, что с точки зрения экономики президент делал упор на качественно новой экономике, которую мы должны создавать. Он говорил о новом качестве управления, он говорил об инновациях, он говорил о повышении производительности труда. То есть, это явно такой упор на качественный показатель роста нашей экономики и совершенствования управления, как государственного, так и корпоративного. Я думаю, что это очень правильно, потому что, мне кажется, экстенсивные такие средства развития нашей экономики, в том числе за счет энергоресурсов, они себя исчерпали. И поэтому надо искать именно ту модель, те преимущества, которые в России есть, а их много.

Даже инвесторы, которые были сегодня на форуме выступали вместе с Владимиром Владимировичем, они об этом говорили. Это и квалифицированные кадры, которые имеются в стране. Это и сейчас снижающиеся темпы инфляции. Это, в общем, макроэкономическая стабильность. Достаточно много сегодня есть преимуществ, которые могут сделать Россию, как даже говорили наши инвесторы сегодня, гости, они могут сделать ее одним из наиболее привлекательных рынков.

Тем более, что действительно сегодня он недорогой, этот рынок. Поэтому, мне кажется, экономически это было важно услышать. И с точки зрения политики, вот президент поражает всегда меня и, думаю, инвесторов – насколько он всегда спокойно и доброжелательно всегда высказывается в отношении западных лидеров. Насколько он спокойно говорит о тех проблемах, которые надо решать, и о том даже негативе, который мы встречаем сегодня со стороны Запада. Ну, вот я недавно слушал дебаты кандидатов в президенты США, там совершенно другая тональность, совершенно другое отношение к нам.

И это, конечно, говорит о том, что Россия готова договариваться, готова к конструктивному сотрудничеству. Что Россия сегодня необоснованно обвиняется во всех грехах, которые только есть. Но президент дает сигнал и деловому сообществу, всем об этом говорил, в частности, в виде пожелания французским инвесторам, о том, что мы любим Францию, мы любим народ, и у него хорошие добрые отношения с президентом Олландом, невзирая вот на все события, которые мы в последнее время видим.

- Андрей Леонидович, была еще очень интересная первая сессия, открывающая форум, где принимали участие фактически все лица, принимающие решения в экономическом блоке правительства, глава ЦБ. И вот Эльвира Набиуллина много времени посвятила обсуждению ситуации в банковском секторе. Вообще финансовый сектор, как известно, первым чувствует на себе все экономические изменения.

Когда ситуация ухудшается, принимает на себя первый удар, и когда улучшается, тоже по идее должен восстанавливаться первым. Вы недавно, в конце сентября делали новые прогнозы по поводу прибыли ВТБ. Говорили о том, что уже в конце 19-ого года чистая прибыль должна составить 200 миллиардов рублей. Вы не могли бы пояснить, как банк намерен добиться этих результатов, вообще какие будут изменения в стратегии, в связи с новыми условиями?

- Ну, я думаю то, что я говорил о словах президента в начале, тоже применимо к нашему банку. Я думаю, что нам нужно искать новую стратегию, основанную на качественных показателях, основанную на качественном развитии или, как сейчас говорили, в том числе и на МВФ, когда разбирали проблемы и западноевропейских банков – нужно искать новую модель развития в нынешней ситуации. С одной стороны, в чем мы видим улучшение ситуации. Ну, во-первых, это то, что экономический рост в стране из негативного превращается в положительный.

Соответственно, экономика начинает расти, хоть и немного, это, конечно, повышает спрос на кредиты. А это, собственно, главный продукт, которым банк зарабатывает – это первое. Второе – то, что со снижением инфляции мы все равно ожидаем дальнейшее снижение ключевой ставки ЦБ, что важно для нас, потому что, это удешевляет наше фондирование. И даже при снижении стоимости кредитов, все равно наша маржа, она сейчас восстанавливается довольно серьезно. Если она в самый острый период 14-ого года падала до 1,2%, сейчас она уже 3,7% составляет.

В принципе, есть возможность вывести маржу на уровень там порядка 4%. Что является хорошо по всем показателям и мировым стандартам. В-третьих, мы хотим серьезно использовать новые технологии диджитализации банковского дела, что само по себе тоже приводит к повышению доходности банковских операций. Четвертое – мы хотим серьезно реструктурировать нашу систему, структуру нашей группы, и за счет этого сократить издержки. В частности, мы планировали, мы думали, как эту тему растянуть, сейчас пришли к выводу, что нужно объединять ВТБ и ВТБ24 до конца следующего года.

- Консолидировать?

- Консолидировать его, да. Как мы сделали с «Банком Москвы». Это позволит нам существенно сократить и управленческие издержки и повысить уровень управления и синергию от деятельности банка.

В-пятых, мы хотим расширить долю розничного бизнеса, в общем как бы портфеле нашем, как более маржинального бизнеса, по сравнению с корпоративным. И, наверное, шире использовать возможности продукционного брэндинга, здесь у нас еще имеются недостатки. Мы не дорабатываем, может быть, именно по этой части. Предприятия, которые не нуждаются в каких-то ресурсах, но нуждаются в хорошем банковском обслуживании. Вот весь пакет этих решений дал нам основание просчитать доходность, мы делали это совместно с компанией «Маккензи», определили стратегию.

О том, что у нас уже в следующем году где-то не менее 85 млрд должна быть прибыль. И постепенно вот 18-ый, 19-ый год где-то не менее 200 млрд прибыль по итогам 19-ого года. Это не является каким-то запредельным, потому что, в 13-ом году мы имели прибыль 100 млрд рублей, при пересчете в доллары, это было 3 миллиарда, в нынешних долларах это как раз 200. Поэтому мы считаем это абсолютно реальным. Ну, другое дело, что конечно, многое будет зависеть и от того, будут ли в России позитивные темпы экономического роста, не будет ли падать нефть и не будет ли каких-то новых геополитических событий, которые привели бы к дополнительным санкциям в отношении финансовых институтов, еще какие-то крайне негативные, независящие от менеджмента банка проблемы.

- Мы к этим факторам еще вернемся, сейчас хочу уточнить, расширять розничный бизнес преимущественно за счет российского рынка или быть может где-то еще? И второй момент, вот консолидация бизнеса ВТБ24 и группы ВТБ, подразумевает ли это какие-то кадровые решения, каков план?

- Ну консолидация всегда подразумевает, но у нас есть команда, и команда от того, что человек в рамках одной команды меняет название своей должности, мне кажется, это не самое существенное. Потому что, по сути, остается то же самое, это во-первых.

А что касается розничного бизнеса – да, мы хотим, чтобы у нас был единый банк, в котором были бы глобальные линии. Такие, как корпоративно-инвестиционный бизнес, средний бизнес и розничный бизнес. И конечно, отдельный проект – это почта-банк, который тоже существенно расширит наши возможности в плане работы с населением. Он стартовал быстрее, чем мы думали. Мы планировали на этот год убыточность, а он уже вышел на прибыль. Развивается быстро, открываются новые точки, в ближайшие пару лет планируем до 15 тыс точек открыть. Вот, посмотрим, мы очень надеемся, что это тоже нам даст добавку к нашей прибыли, хотя у нас есть партнер, поэтому прибыль делится пополам.

- А какие-то оценки прибыли "Почта-банка" предварительные есть уже?

- Ну, я думаю, что в этом году они довольно скромные, в районе может быть, миллиарда, но важен сам факт, что в первый год фактически запуска банка, он дает прибыль, это символично.

- Еще один вопрос по поводу собственно банковской деятельности. Хотелось бы просто, на самом деле попросить вас поставить точки над и. Уже несколько заявлений было по поводу присутствия ВТБ в Лондоне, все же каковы планы группы, в связи с Brexit?

- Вы знаете, наверное, планы будут определяться, исходя из модели Brexit. Мы пока не знаем, что такое Brexit, я думаю, что и в Европе пока не очень знают. Пока это процесс кадрового вопроса, который достаточно остро обсуждается между Великобританией и ЕС. И поэтому от того, каким будет этот брегзит, какие функции и как этот развод произойдет, какие будут взаимоотношения в плане банковского регулирования, допустим, мы еще увидим. Поэтому сейчас, не имея информации, не понимая, очень трудно говорить. Но, единственное, что пока мы сделали вывод, что мы хотели некоторые функции банковские консолидировать. У нас есть европейский холдинг, который включает в себя банки, три банка – в Вене, Франкфурте и Париже.

Хотели некоторые функции, например, есть функции anti money laundring, то есть, борьба с отмыванием. И вторая функция KYC - это «знай своего клиента». Вот сейчас мы решили, что эти функции объединять нам не стоит. Потому что, видимо, по линии регулирования, все-таки эти вопросы останутся, с одной стороны, значит в ведении надзорных органов Великобритании и ЕС отдельно. То есть, такие вещи, консолидация вряд ли пойдет, а может быть придется, да, какие-то действительно делать. Но, я думаю, что на сегодня каких-то планов уходить из Лондона у нас нет. В Лондоне у нас функционирует исключительно инвестиционный банк, там отделение «ВТБ капитала». В то время, как в Европе у нас, это как бы отделение ВТБ, они в основном занимаются корпоративным бизнесом, немного депозиты собирают и так далее. Поэтому, пока функции разные, но дальше будем смотреть, все зависит от того, какова будет схема выхода Великобритании из ЕС.

- Еще одно объявление, которое много обсуждалось – это планы ВТБ по запуску новой программы, принципиально новой программы российского рынка – однодневных облигаций. И тогда был объявлен лимит в пять трлн рублей по этой программе.

- Да, может быть, недостаточно хорошо объяснили, но пять триллионов – это суммарный лимит годовой. Это значит, что если вы поделите на 260 торговых дней, то это, если я не ошибаюсь, ежедневный лимит будет где-то порядка 20 млрд. Мы действительно запускаем эту программу, возможно даже, со следующего понедельника. Рассчитываем, что объемы ее сначала будут 25-30 млрд, потом увеличены могут быть до 50. А максимально, я думаю, дневной объем – 250-300 млрд, это довольно много. Я думаю, что если достигнем этого, то далеко не сразу. Но, в принципе – да, такой инструмент интересный, мы согласовали его с ЦБ, будем смотреть, насколько он будет эффективен и востребован.

- Говоря о банковской системе опять же, сегодня здесь упоминалась тема перехода к структурному профициту ликвидности. Не уверен насколько, честно говоря, корректно задавать этот вопрос с точки зрения бизнеса, вполне пойму, если вы не захотите на него отвечать, тем не менее, банк ВТБ сам по себе в какой стадии находится в этом процессе, находился ли в стадии структурного дефицита?

- Я скажу у нас, с точки зрения рублевой ликвидности, такой процесс еще не наблюдается. Банк ВТБ был традиционно силен по долларовой части или по валютной, но могу сказать, что по сравнению с ситуацией там начала 15-го года и середины 15-го года мы заимствование у Центрального банка скостили в 10 раз. Если тогда был пик на 2 трлн рублей, сейчас 200 миллиардов, то есть, в принципе, сумма незначительная. В основном, конечно, рублевой ликвидностью мы обеспечены сегодня в достаточной мере, а в долларовой у нас действительно есть профицит избыток ликвидности он эти 200 млрд, действительно превышает, и даже существенно в 2 и даже больше раз, но я думаю, что мы постепенно сейчас с этой проблемой тоже будем справляться. У нас есть целый ряд сегодня сделок, в том числе международных, которые мы готовы профинансировать.

Поэтому я вот так думаю, я думаю ситуация нормальная, хорошая. Я бы сказал так, банки сегодня имеют возможность для роста экономики, для инвестиционного роста экономики. Если востребованы будут кредиты, банки сегодня обеспечены ликвидностью. Сегодня Набиуллина и президент, по-моему, говорил даже о том, что за первые 8 месяцев у нас снижение темпов корпоративного роста, то банки готовы сегодня поменять эту тенденцию, что привело бы к росту экономики и к росту кредитования, такая обеспеченность у нас есть.

- Два коротких вопроса, если можно: вы упомянули санкции в предыдущем ответе, насколько это сейчас возникновение геополитической повестки, оно конъюнктурно, связано с американскими выборами или это признак какого-то фундаментального изменения?

- Я думаю, что оно с выборами, безусловно, связано. Я думаю, что уходящая администрация, был период, когда вот весной мои еще контакты с американскими коллегами показывали, что была надежда, что как раз администрация Обамы до своего ухода успеет как-то урегулировать вопросы, в том числе с Россией. Но сейчас, видимо, времени уже не остается, и поскольку дополнительным раздражителем сейчас является Сирия, где наши позиции расходятся.

Сегодня наш президент очень хорошо дал разъяснения как по существу можно решить проблему с учетом интересов друг друга, ничего не надо больше делать. Но к сожалению. Соединенные Штаты не учитывают интересы России, то вероятность санкций сегодня возросла, дополнительно об этом заявляют в Вашингтоне и в Европе. Я скептик, могу ошибаться, мне все же кажется, удастся каких-то серьезных санкций избежать, все понимают их бессмысленность, а в Европе тем более, мы знаем, то ряд стран выступают против.

Пойдут ли американцы на односторонние санкции, если Европа? Могут, конечно, но я в принципе, достаточно такой умеренный оптимист. В этом вопросе, я считаю, что, надеюсь, по крайней мере, что каких-то резких новых антироссийских шагов все-таки не будет.

- И последний вопрос. Прошу вас прокомментировать последние кадровые перестановки в Банке России, что они означают для банковского сектора. Будет ли быстрее проходит расчистка?

- Вы знаете, я не могу это комментировать, потому что я считаю, что и команда руководителей Центрального банка отвечающих за надзор, которая сейчас ушла, она профессиональная была. И вы знаете, я господина Сухова предложил на работу в банк ВТБ. Я считаю, что новая команда очень профессиональная.

Я сегодня об этом уже говорил. Мне кажется, есть такие ключевые проблемы некоторые надзора. Одна из них - это предоставление фальсифицированной информации, что не позволяет, как бы не был умен чиновник Центрального банка, если у тебя ложная информация, ты не можешь правильно оценить, чтобы понять ложная или не ложная, нужен другой уровень погружения в этот банк, на что сейчас возможности нет.

Поэтому вот здесь я не раз говорил о том, чтобы законодательные меры были приняты, надо сейчас их в практику вменить, чтобы народ боялся подделывать и мошенничать с документацией. Это очень важно, если мы выйдем на честную документацию, намного лучше будет и проще надзор.

Вторая, я вам тоже говорил, мне кажется, прошлое руководство банка навыдавало вот этих решений на участие в страховании вкладов страховании кладов практически всем банкам. Сегодня мы за это платим, потому что Центральному банку приходится не только расчищать, но расчищать еще за деньги. Потому что вкладчики, которые приходит в эти банки, обманутые по существу, они сегодня гарантированы государством, и деньги гарантированы до определенного уровня, но это надо делать дальше. Я считаю, что создание вот этого фонда, который будет в Центральном банке, поможет. Я считаю, что Центральный банк должен это делать, хотя есть другое мнение, о том, что должно делать правительство, еще какие-то структуры. Поэтому я считаю, что надзор у нас улучшается, надзор улучшается, надзор не должен быть, об этом говорят европейские банкиры, очень жестким, жёсткий надзор в Европе сегодня один из факторов вот того состояния, в котором немецкие банки оказались.

Они сегодня еле плавают, но наш Центральный банк намного гибче, сегодня вот руководитель даже «Райффайзенбанка» сказал, что нет такой больше либеральной страны как Россия, в том числе имея в виду и банковский надзор, в принципе, он имел положительную сторону этого вопроса либерального. Поэтому я думаю, что надзор у нас улучшается, смена кадров, ну одни на смену других, видимо председатель ЦБ решил, что так будет лучше. Я думаю, поступательно у нас надзор будет улучшаться.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Андрей Костин рассказал

Поделитесь с друзьями: