InvestFuture

Моисеев: приток инвестиций в экономику усилится

Прочитали: 41

Замглавы Минфина Алексей Моисеев рассказал на полях форума "ВТБ Капитала" "Россия зовет!" о перспективах притока инвестиций, кредитовании реального сектора, поддержке банковского сектора, санации банков, дивидендной политике госкомпаний, грядущей пенсионной реформе и ОСАГО.

- Алексей Владимирович, здравствуйте! Президент говорил о том, что банки недостаточно активно кредитуют бизнес. Вместе с тем, справедливости ради нужно вспомнить, что государство активно поддерживает банковскую сферу. Более того, в Минфине в свое время разрабатывали законопроект и прогноз, по которому должен пойти рост кредитов на 1% в зависимости от той помощи, которую получают банки. На ваш взгляд, довольны ли в Минфине тем, как банки сегодня кредитуют бизнес? И какие видите выходы из ситуации?

- Конечно, объективно, как президент сказал, есть определенные проблемы, над которыми мы все пытаемся работать. Очевидно, после слов президента мы будем работать более интенсивно над этим. Понятно, что банки объясняют то, что они не очень активно кредитуют бизнес, тем, что у нас была в предыдущие годы высокая инфляция, была достаточно высокая волатильность на финансовых рынках. Поэтому, конечно, меры по макроэкономической стабилизации, которые правительство и Центральный банк в последнее время принимали, безусловно, должны привести к устойчивому снижению инфляции, которое, конечно, позволит банкам значительно более активно инвестировать в бизнес.

Но это не единственная проблема. Другая проблема заключается в том, что у банков после известных событий появились серьезные проблемы с точки зрения того, где им брать капитал. Потому что понятно, что кредитование, особенно в условиях действия Базельского регулирования, требует значительной локации капитала, особенно если мы говорим про кредитование малого бизнеса, кредитование небольших компаний, что, собственно говоря, от банков в большей степени и требуется.

Поэтому были разработаны меры поддержки, которые были имплементированы в 2015 году и которые действительно, вы правильно сказали, предусматривали, что банки должны не просто получить капитал от государства и потом ничего не делать, а чтобы банки на весь период пользования капиталом от государства должны наращивать кредитование на 1% каждый месяц. Это содержится в правилах кредитования. Банки все подписали соответствующие договоры, что в обмен на получение капитала они ровно так и делают, и мы внимательно за этим следим. Были банки, которые у нас нарушали, они были оштрафованы на достаточно большие суммы за неисполнение этого требования. Но в целом банки соблюдают это требование. Конечно, мы не вдаемся в слишком большие детали корпоративного управления, и часть банков предпочитают кредитовать не малые предприятия, а только крупные. Но здесь это, конечно, зависит от той корпоративной политики, которую каждые банки, в большинстве своем частные, проводят.

- Предусматривается ли поддержка банковского сектора до конца этого года, в следующем году? Есть ли какие-то новые инструменты? И в каких объемах будет выделена эта поддержка?

- Мы постоянно обсуждаем этот вопрос с Центральным банком. И, по нашему общему мнению, состояние банковского сектора сейчас достаточно неплохое. И поэтому таких мер государственной поддержки в виде государственного капитала, на наш взгляд, сейчас не требуется и не потребуется в следующем году.

Но что мы должны, конечно, делать для банков, это мы должны совершенствовать регулирование, мы должны совершенствовать защиту прав кредитора, и у нас для этого есть целый ряд мероприятий, связанных, в частности, с обеспечением прозрачности залоговой базы, с тем чтобы один и тот же предмет не отдавали в залог дважды - особенно это касается залогов движимого имущества - и целый ряд других мероприятий, которые будут позволять банкам более спокойно кредитовать экономику, понимая, что их права надежно защищены законом.

- Насколько актуальна проблема санации банков и кто сейчас должен этой проблемой заниматься? Звучало, например, предложение принудительно использовать для санации средства депозитов свыше 100 млн руб. Такой опыт мы видели в свое время на Кипре. Какова вероятность того, что он может быть использован в России и какова необходимость для этого сегодня?

- Этот опыт действительно рассматривается активно. Пока неких официальных решений не принято. Есть ряд законопроектных текстов, которые находятся на ранней стадии разработки. Никаких поспешных решений, конечно, мы здесь принимать не будем, поскольку, конечно, это касается интересов довольно широкого круга кредиторов банков. Я думаю, что мы еще поработаем и посмотрим внимательно на международный опыт, прежде чем мы придем к какому-то решению по поводу того, вводить эту систему в Россию или не вводить. Сейчас она находится в стадии первичного рассмотрения.

- В какой стадии находится, Алексей Владимирович, пенсионная реформа? Центробанк и Минфин презентовали свое видение: предполагается отказ от накопительной части пенсии, переход на добровольное накопление. Что сейчас, что дальше?

- Знаете, у нас последние годы сформировалась такая хорошая, на мой взгляд, традиция проводить широкие публичные обсуждения реформ, которые затрагивают большое количество граждан, будь это физические или юридические лица. Вот то же самое мы делаем и сейчас. Мы активно проводим консультации с квалифицированными юристами, учеными, которые хорошо разбираются в трудовых отношениях. Потом мы планируем обсудить с работодателями, с профсоюзами. То есть мы планируем более широкое обсуждение провести вот этой всей реформы, прежде чем двигаться дальше уже в формате написания каких-то законопроектов. Пока мы видим достаточно серьезную поддержку. Нам указывают действительно ряд важных технологических аспектов, которые мы должны проработать. Но это именно вопросы, которые связаны с технологией. В целом мы видим, пока во всяком случае, находим поддержку этому. Поэтому будет двигаться активно вперед.

- Когда можно ожидать уже ключевых решений, принятия окончательных решений? И какова вероятность того, что они в этот раз продлятся долго? Потому что изменений парадигмы пенсионной реформы, пенсионной системы мы наблюдали немало в последние годы.

- Знаете, есть такая поговорка, что в этот раз будет по-другому. Это обычно как шутка говорится, но мы надеемся, что в этот раз действительно будет по-другому. Потому что, действительно, одна из проблем с предыдущей пенсионной системой связана с тем, что у нас довольно серьезно изменился ландшафт экономической ситуации. Мы вышли на другой уровень, в котором, я надеюсь, я думаю, мы будем находиться довольно долго. И этот уровень предполагает значительно более высокое качество макроэкономического регулирования, которое, собственно, мы сейчас наблюдаем. Это значительное снижение инфляции, это высокая бюджетная дисциплина, в какой мы, я думаю, будем в последующие годы жить. Это позволяет нам говорить о том, что скорее система, которую мы сейчас запустим, она будет долговечной, и люди, которые в ней будут участвовать, действительно получат пенсии, которые в рамках этой системы будут сформированы. Но я еще бы хотел очень важный отметить факт, что это не является новой системой. Это модернизация старой системы. То есть мы, по сути, внедряем дополнительные рыночные элементы в существующую систему обязательных пенсионных сбережений. То есть говорить о том, что это другая система, нельзя. Это просто модернизация старой системы под новые макроэкономические реалии.

- Как к модернизации старой системы относятся негосударственные пенсионные фонды и как в Минфине учитывают потенциал НПФ в планировании, дальнейшем развитии экономики? Их участия в развитии экономики?

- Конечно, негосударственные пенсионные фонды - это ключевой элемент развития экономики. Вот эти самые длинные деньги, которые мы все время ищем, они во всем мире обычно находятся либо в пенсионных фондах, либо в компаниях накопительного страхования жизни. Это вот такие основные инвесторы в долгосрочные проекты, в акции, в длинные облигации и подобного рода инструменты. И, конечно, Россия в этом смысле не исключение. И ряд реформ, который в последние годы был проведен, привел к тому, что уже сейчас, конечно, объем инвестиций пенсионных фондов в те же самые корпоративные облигации драматическим образом вырос. И мы ожидаем продолжения этого процесса. Поэтому, конечно, вот эта реформа направлена в первую очередь на обеспечение источника для пополнения пенсионных фондов, для обеспечения гражданам ресурса для достойной пенсии, когда они выйдут на пенсию. Но при этом чтобы пенсионные фонды, конечно, могли формировать инвестиционные ресурсы, которые могли бы инвестировать в долгосрочные проекты.

- Алексей Владимирович, ответьте на вопрос: какова вероятность того, что после всех предпринятых усилий, связанных со снижением инфляции и снижением спроса внутреннего, последует приток инвестиций? В каких объемах его ожидают? Насколько вероятно, что эти прогнозы сбудутся?

- Знаете, я думаю, что практически неизбежно, что мы будем видеть значительный прирост инвестиций. Я думаю, что действительно то, что сдерживало последнее время, - это, конечно, высокая инфляция и не очень предсказуемая инфляция. Переход к инфляционному таргетированию и внедрение нового бюджетного правила, конечно, обеспечат эту стабильность, которую инвесторы ждут. В то время как мы видим, что, конечно, уже сейчас целый ряд индикаторов, в частности фондовые индексы, которые находятся на исторических максимумах, показывают высокий уровень заинтересованности инвесторов в российских активах.

- Как в целом вы можете обрисовать отношение к нам и западных инвесторов, и рейтинговых агентств, и других организаций, которые так или иначе выступают индикаторами состояния российской экономики? Меняется ли здесь что-то в лучшую сторону на фоне геополитических вызовов?

- Все инвесторы, с которыми во всяком случае мне приходится встречаться, а здесь на конференции "Россия зовет!" это, конечно, это удалось сделать в большом объеме, они люди прагматичные, и вот эти все разговоры о том, что кому-то не нравится, что делает Россия, их не очень интересует. И в основном люди смотрят на инвестиционные перспективы, на перспективы получения прибыли от своих инвестиций. И судя по тому, как много таких людей здесь и как активно они задают вопросы, они оценивают перспективы достаточно высоко. Мы видим очень активный спрос иностранных стран, иностранных инвесторов на облигации Российской Федерации, на облигации российских компаний. Мы также видим опять же, как я уже сказал, что российские фондовые индексы находятся на уровне исторических максимумов, что было бы невозможно без активного участия иностранных инвесторов. Также могу сказать, что когда проходило последнее значимое размещение государством акций, это было размещение "АЛРОСА" летом этого года, участие иностранных инвесторов там было исключительно значительным.

- Но судить о настроениях инвесторов можно будет и по их интересам к российским активам, которые сейчас выставлены на приватизацию. Какие здесь есть прогнозы и какие, может быть, уже конкретные подвижки?

- Как я уже сказал, мы видели, что, когда мы размещали акции "АЛРОСА" летом этого года, интерес иностранцев был очень высокий: они взяли большую часть выпуска, который был размещен. И мы ожидаем, что такой же интерес будет и к другим размещениям. Мы в последние годы провели очень значительные реформы биржевой инфраструктуры. Московская биржа и все сопутствующие инфраструктуры теперь отвечают самым придирчивым возможным требованиям любого самого придирчивого в этом смысле инвестора. И поэтому мы полагаем, что размещения должны производиться там, где это возможно, на Московской бирже в форме продажи акций инвесторам. Но понятно, что такие вещи возможно делать не всегда.

- Экономическому блоку правительства был задан вопрос, что интересного сегодня для западных инвесторов может быть в российской экономике, какие преимущества они могут увидеть. В ответ прозвучало мнение, что российские активы сегодня достаточно дешевы. Но здесь возникает вопрос, что называется, у внутренней аудитории: а не слишком ли дешево мы продаем себя, то есть российские компании?

- У меня нет такого ощущения. Знаете, вот я уже третий раз обращаюсь к этой сделке "АЛРОСА", просто потому, что это самая большая сделка этого года, с точки зрения продажи активов до сих пор, я имею в виду публичное размещение акций на бирже. И эта сделка, с точки зрения оценок, она одна из самых лучших. В частности, был очень низкий дисконт при размещении, это рекордно низкий дисконт при размещении, и цена была, на мой взгляд, очень хорошая, с учетом того, что компания уже была размещена на рынке два года до этого. Это справедливая цена. Она всегда справедливая. Если вам нужны деньги сегодня, а нам нужны деньги сегодня, то мы продаем по справедливой цене. Конечно, если бы мы продавали бы со значительным дисконтом к рынку, это бы вызывало вопросы. Но когда такой дисконт небольшой и значительно ниже, чем обычно встречающийся дисконт при такого рода размещениях. Традиционно во всем мире дисконт при больших размещениях - это 8-10%, но уж точно не меньше 5%. Ту же самую "АЛРОСА" продали с дисконтом 3%.

- Президент, кстати, высказал удивление тем, что правительство разрешило компании "Роснефть" приватизировать пакет "Башнефти". Очевидно, что эта компания станет еще больше. Ожидает ли правительство в связи с этим увеличение дивидендов и какую сегодня позицию занимает правительство в своем намерении обязывать госкомпании платить не меньше 50% прибыли государству в качестве дивидендов? Потому что все время появляются какие-то исключения.

- На сегодняшний момент действует от правительства, которое предписывает выплаты 50% по либо МСФО, либо РСБУ, в зависимости от того, что больше, для всех компаний, за исключений тех, по которым принято решение в связи с какими-то исключительными обстоятельствами. При этом это решение должно приниматься не на уровне компаний, даже не на уровне отдельных министерств, а на уровне самого правительства. То есть должны быть решения, которые оформлены решением правительства Российской Федерации.

Да, такие исключения действительно иногда появляются. Но они, как правило, связаны с этими самыми исключительными обстоятельствами. Министерство финансов разработало и внесло проект акта правительства, который предполагает продление нормы 50%. Мы рассчитываем, что эта норма останется навсегда. Конечно, понятно, что мы не можем сохранять такой вот двойственный (стандарт - прим. ред.) - или РСБУ, или МСФО. Компании должны иметь стабильные дивидендные политики. Соответственно мы на долгосрочную перспективу в нашем проекте пишем про МСФО. В том проекте, который мы написали, мы не планируем учитывать такие вещи, как инвестиционные программы. Компании, на наш взгляд, должны финансировать свои инвестиционные программы из внешних источников, а не за счет акционеров, то есть в том числе и правительства. Этот проект акта находится сейчас на рассмотрении. Ну, а какое решение будет принято, я, конечно, сказать не могу. Это будет решение правительства.

- А какое решение и когда может быть принято по законопроекту об ОСАГО? Известно, что Центробанк одобрил документ, по которому ОСАГО должно быть разделено на две части. Что дальше?

- Мы сейчас проводим активно общественное обсуждение этого законопроекта. Как я уже сказал, у нас есть такая традиция, она позволяет нам избегать, извините за выражение, дурацких ошибок, которые (возникают - прим. ред.) просто потому, что мы чего-то не заметили. Потому что, чем больше людей смотрят, тем более качественный в итоге получается документ. В целом мы планируем, что мы двинется с этим законопроектом в осеннюю сессию. Сейчас проходит очень активное обсуждение, которое, я надеюсь, скоро закончится. Как вы правильно сказали, поделили меры на краткосрочные и долгосрочные. И вот те, что касаются краткосрочных, я конечно, рассчитываю на поддержку Государственной думы и принятие этого документа в осеннюю сессию.

- Я благодарю вас, Алексей Владимирович! Спасибо за ваши комментарии.

- Спасибо.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Моисеев: приток

Поделитесь с друзьями: