InvestFuture

Улюкаев: ждем импульса от потребительского спроса

Прочитали: 31

C какими итогами российская экономика завершает 2013 год? Какие проблемы предстоит решить Минэкономразвития в наступающем году? На эти вопросы в эксклюзивном интервью ответил министр экономического развития России Алексей Улюкаев.

Алексей Валентинович, с какими итогами российская экономика заканчивает 2013 год?

У нас не спор между хорошим и лучшим, а между удовлетворительным и неудовлетворительным. А в каком-то смысле эти итоги можно назвать удовлетворительными исходя из той глобальной ситуации. Это рецессия в Европе. Это снижение темпов роста в тех странах, которые были драйверами всегда в развивающихся рынках.

В добавление к ограничениям по экспорту добавилась еще низкая инвестиционная активность. Единственным исправным элементом этого мотора является потребительский спрос. У нас довольно высокие темпы роста зарплат, порядка 5,5%. Реальных доходов населения немножко ниже 4%. И соответственно розничного товарооборота более 4%, что создает значительный спрос на товары и услуги отечественных производителей.

А вот инвестиционная активность низка. И по-прежнему она находится за 11 месяцев в отрицательной зоне. Этот отрицательный разрыв сократился. Сейчас он меньше 1%, минус 0,8. Мы рассчитываем, что к концу года все-таки войдем в область положительных значений. Это будет очень маленькое значение, может быть, близкое к статистической погрешности - ноль, ноль, ноль плюс.

Соответственно рост промышленного производства тоже практически нулевой. При этом у нас неплохие результаты по сельскому хозяйству. Близки к 7% - 6,8%. И это вкладывает некоторый положительный импульс в общий результат по валовому внутреннему продукту. Сейчас этот рост 1,4%. Возможно, по итогам года это будет полтора. Но вряд ли больше. Инфляция у нас на сегодняшний день к соответствующей дате прошлого года 6,5%. Вероятнее всего, так эта цифра такой и останется к концу года. Может, будет 6,4%.

Будут ли те драйверы, о которых вы сейчас сказали, которые позволяют поддерживать экономику в незначительном плюсе, работать в дальнейшем. Например, в то же потребительское кредитование. Ведь его потенциал не бесконечен. И какие сейчас новые инструменты можно запустить?

Мы считаем, что и в следующем году, и в трехлетней перспективе потребительский спрос будет довольно высоким. Вот цифры, близкие к 4% роста потребительского спроса, они нами прогнозируются в перспективу. Да, действительно, потребительское кредитование будет несколько уменьшаться, оно уже уменьшается.

Тем не менее, пока его рост примерно 30% год, к году довольно высокий. Он будет несколько меньше в следующем году. Но все-таки будет еще существенным. Но самое главное, мы, конечно, рассчитываем на восстановление инвестиционной активности, на то, что будут инвестиции прежде всего частного бизнеса, частных компаний.

Для этого есть определенные основания, в том числе основания, связанные с нашей экономической политикой, с теми мерами, которые мы предпринимаем. Я имею в виду снижение издержек для предприятий через управление тарифами естественных монополий и замораживание на 2014-й год, и затем еще умеренный рост. Не свыше инфляции предыдущего периода на последующий период.

Это развитие инструментов поддержки экспорта. Это развитие институтов государственно-частного партнерства, которые позволяют привлечь, мы рассчитываем направить значительные средства, значительные инвестиционные ресурсы в те отрасли экономики, которые прежде были не доинвестированы.

Прежде всего такая отрасль, как жилищно-коммунальное хозяйство. Это огромный рынок с практически гарантированным рыночным потоком. И только в силу неурегулированности некоторых вопросов инвестиционного климата, инвестиции туда не шли. Сейчас мы рассчитываем, что они будут идти в гораздо большем объеме.

А как вы относитесь к инициативе подключить средства фонда национального благосостояния к системе финансовых гарантий для малого и среднего бизнеса? Эта новость ведь только появляется в публичном пространстве. Речь идет, по-моему, о ста миллиардах.

Это наша инициатива. Мы с ней выступили еще летом. Затем эта инициатива рассматривалась на правительственной комиссии по вопросу малого и среднего предпринимательства, была поддержана. Речь идет о том, чтобы стимулировать именно инвестиционную активность бизнеса. То есть, не оборотные средства, а вложение в создание производственных мощностей прежде всего для малого и в большей степени для среднего бизнеса.

Эти средства, мы действительно ведем речь о ста миллиардах рублей, которые могли бы разместиться в виде депозита во Внешэкономбанке. И которые в свою очередь стали бы источником фондирования операций коммерческих банков, которые бы предоставляли эти ресурсы, где предприятия малого и среднего бизнеса, на оговоренных условиях.

Оговоренные условия – это не свыше 10% цены кредита для конечных заемщиков. Поэтому мы для себя эту программу называем 10.10.100. То есть, под ставку коло 10% на срок примерно 10 лет. Потому что это длинные инвестиционные ресурсы. И цифра 100 миллиардов. По нашим подсчетам, это, конечно, позволило бы серьезно изменить ситуацию в области производственной активности малого и среднего предпринимательства.

Как ситуация на банковском рынке может повлиять на деловой климат и на предпринимательскую активность?

Во-первых, если речь идет о надзорной активности Центрального банка, я считаю, что это вполне традиционная и рациональная деятельность. Мы должны поддерживать доверие населения и бизнеса к банковской системе тем, что удалять негодные, некачественные, нарушающие принципы рационального ведения банковских операций, обладающих повышенными рисками банковских учреждений с поля.

Это правильно. Вопрос относится полностью к компетенции Центрального банка. Я считаю, что там работают квалифицированные люди, которые должным образом могут эту работу выстраивать. В целом это будет означать повышение доверия, безусловно. А, другой вопрос – это повышение спроса и предложения в банковской сфере.

Мне кажется, что сейчас главной проблемой является не отсутствие или недостаток финансовых ресурсов банков, они располагают значительными ресурсами. А у Центрального банка есть возможности для рефинансирования в больших объемах. Только этот объем не востребован на 100%.

Это связано, мне кажется, с ограниченностью качественных проектов, которые предлагаются банкам для целей инвестирования. Ну, а так же может быть недоработка регламентированных положений и схем, которая ограничивает возможность синдицированного кредитования или так называемого проектного финансирования. То есть, в части нормативной работы, конечно, эти ограничения должны быть сняты. Надо понимать, что спрос на кредитный ресурс не может быстро развиваться.

Насколько эффективна для российской экономики может оказаться деофшоризация? Есть ли на сегодняшний день хотя бы примерные расчеты, сколько средств может вернуться в результате этой кампании? И как ее можно рассматривать, как репатриацию капитала или как некий налог?

Мне кажется, что, если бизнес ведет себя каким-то образом, который мы считаем негативным, надо подумать, а наша-то роль здесь какова? Создали ли мы те условия, чтобы бизнес себя чувствовал здесь уютно? Ведь бизнес ищет все больше не схемы налоговой оптимизации. Нынешние офшоры по уровню налогового обложения постоянно приближаются к нормальным экономикам. На них оказывается давление всем глобальным сообществом регуляторов в этом смысле.

Они ищут чего-то другого. Они ищут каких-то инструментов защиты инвестиций, сделок. Ищут качество контрактного права, судопроизводства, соответствующего правового обеспечения, гарантий собственности. Это значит, мы не дали этих гарантий здесь, в стране. Поэтому мы работаем над этим. Вот то, что мы с вами говорили, по поводу дорожных карт, национальной предпринимательской инициативы. По поводу государственно-частного партнерства. По поводу оценок инвестиционного климата. Это все шаг навстречу бизнесу, предложение ему рассмотреть возможность вернуться в российскую юрисдикцию.

Многие этой возможностью пользуются. Можно подумать о том, чтобы дать какие-то дополнительные льготы тем, кто репатриирует свою деятельность. Понимаете, репатриация – это происходит. Но она происходит под иным титулом собственности. Она происходит под титулом собственности, зарегистрированной в иной юрисдикции.

Это создает большие проблемы, в том числе по уровню налогообложения. Мы хотели бы, чтобы компании находились в российской юрисдикции. Для этого мы готовы предоставить, может, какие-то дополнительные преимущества. Например, при заключении контрактов для поставок товаров и услуг для государственных нужд.

Это огромный, огромный пласт. Свыше 7 триллионов рублей сумма этих контрактов для государственных и муниципальных служб. Есть, за что побороться. Хотели бы пригласить сюда этих участников. Например, инструменты рефинансирования, к которым прибегает Центральный банк, фокусируются только на кредиты, предоставленные компаниями, которые зарегистрированы в российской юрисдикции, и так далее. Возможны ли дополнительные меры в области налогообложения? Я считаю, что в совокупности этих мер мы сможем добиться того, чтобы значительные объемы капиталов работали здесь.

Многие бизнесмены не публично признаются, что вынуждены прибегать к помощи офшоров, например, для того, чтобы зафрахтовать самолет для частной компании. Что не возможно сделать по российским стандартам и российским сертификатам.

Есть у нас проблемы в части регистрации и торговых судов, и воздушных судов. Мы должны работать по этим направлениям для того, чтобы уменьшать издержки, делать более комфортными условия работы здесь.

Полный список мер еще не предложен?

Нет, еще не предложен.

Закон пока дорабатывается. Еще одним заметным событием уходящего событие стало выстраивание новой пенсионной формулы. Какая система гарантий на сегодняшний день все-таки существует и предложена для сохранения пенсионных накоплений в период их инвестирования?

Система страхования и гарантий по пенсионным накоплениям граждан, которая формируется в системе прежде всего негосударственных пенсионных фондов, а также государственных управляющих компаний, которые управляют пенсионными накоплениями молчунов. Тех, которые не выразили своего решения по поводу того или иного негосударственного пенсионного фонда. В течение 2014-го года Центральный банк РФ, который теперь является регулятором этого рынка, будет проводить отбор фондов в соответствии с теми критериями, которые по закону он сам и устанавливает.

Закон говорит о самых общих категориях этих критериев. Это качество активов. Это отсутствие конфликта интересов, ведение, раскрытие бенефициаров и так далее. Банк России должен провести эту аналитическую работу, выявить те фонды, которые несут риски для своих участников. И, соответственно, их отселектировать.

Пенсионные фонды, которые попадают в эту систему, их тот же самый агент, агентство по страхованию вкладов, которое доказало свою эффективность в работе с гарантиями по депозитам граждан будет гарантировать, что номинал тех средств, которые накоплены в пенсионных накоплениях, будет гарантирован в любом случае.

Мы постарались выстроить в законе систему защиты, при которой пенсионные фонды обязаны создавать внутренние резервы по соответствующим нормативам. И в случае какой-то проблемы они должны из этих резервов брать средства затем из своих собственных активов. И, если этого недостаточно, тогда средства системы страхования накоплений будут работать.

В базовом случае они будут в любом случае обеспечивать номинал накоплений. А в том случае, если застрахованное лицо, гражданин согласится в течение длительного времени, в течение 5 лет, не переводить свои средства из одного фонда в другой, в этом случае может быть гарантирован и инвестиционный доход.

Мы считаем, что это позволит существенным образом повысить доверие к системе накоплений и заметно увеличить число наших граждан, которые будут пользоваться этой системой. И это дает мощный рычаг в формировании тех самых длинных денег, на недостаток которых сетуют очень многие наши предприниматели.

Агентству страхования вкладов может понадобиться какая-то дополнительная финансовая поддержка?

Может потребоваться дополнительная финансовая поддержка. Законодательство предусматривает такую возможность в части предоставления кредитов со стороны Центрального банка.

Беседу провела ведущая ТК "Россия-24" Эвелина Закамская.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Улюкаев: ждем импульса

Поделитесь с друзьями: