InvestFuture

Юдаева: рубль в "пограничной зоне"

Прочитали: 31

Рубль стал на шаг ближе к свободному курсу. Банк России ввел ограничение на валютные интервенции, эту меру следует рассматривать в совокупности с повышением процентной ставки и введением нового аукциона РЕПО на 12 месяцев. Об этом сообщила Ксения Юдаева, первый зампред Центробанка, в эксклюзивном интервью ТК "Россия-24".

Поздравляю с тем, что Центральный банк де-факто переходит к плавающему курса рубля в такие непростые времена. Есть уже несколько голосов экономистов, которые вообще предлагали рубль привязать к чему-нибудь. Тем не менее, наоборот, Центральный банк ускоряется и отпускает рубль в свободное плавание. С чем связана такая необходимость ускориться? Почему не ждали до 1 января?

- Спасибо большое за вопрос. Ну, во-первых, я хотела бы сказать, что у нас сегодня Центральный банк закончил реализацию пакета мер, направленных на стабилизацию инфляционных ожиданий, переход к операциям РЕПО, как к основному способу работы на валютном рынке и предотвращению валютных спекуляций, которые, как считалось, были связаны с предыдущим типом валютных интервенций, которые мы делали, и, ну, постепенному переходу к все более-более плавающему курсу. И напомню, какие это были шаги. Первое: в пятницу мы повысили процентные ставки на 1,5 процентного пункта. Да, это связано с необходимостью стабилизировать инфляционные ожидания, привести к постепенному снижению инфляции. И мы рассчитываем также, что такие меры, они приведут к тому, что инфляция стабилизируется быстро. Поэтому вот это повышение процентной ставки повлияет на ставки на короткие сроки, меньше повлияет на процентные ставки на длинные сроки, а соответственно и на инвестиционные планы компаний. Что касается тех мер, которые были приняты сегодня, их нужно рассматривать действительно в пакете с пятничным решением. Первое: мы ввели новый аукцион РЕПО на 12 месяцев и снизили процентные ставки по тем аукционам, которые уже работают, это недельные и 27-дневные, установили процентную ставку по 12-месячному. Процентные ставки установлены, как LIBOR, на соответствующий срок плюс 1,5 процентного пункта. То есть ставка немножечко снизилась. Мы думаем, что это повысит привлекательность этого инструмента для банков в текущий момент, ну, и постепенно он станет действительно основным инструментом нашей работы на валютном рынке. Я, кстати, напомню, что такое операция РЕПО. Как я понимаю, достаточно много вопросов возникает из-за того, что слово сложное, иностранное и не понимают, что оно означает. Да, РЕПО – это операции продажи валюты с их обратной покупкой через некоторое время. В нашем случае – через неделю, через 28 дней или через 12 месяцев. Причем мы объявили о том, что мы будем проводить эти операции минимум два года – до конца 16 года. И операции будут проводиться регулярно. То есть регулярно на них будут предоставляться вот определенные, пока нарастающие, потом, может быть, стабильные объемы ликвидности.

Ксения Валентиновна, вы затронули сразу массу любопытных пунктов. Хотелось бы по порядку чуть подробнее о них поговорить. Первое: те самые валютные РЕПО. Первые два аукциона особенным спросом все-таки не пользовались. В совокупности банки заимствовали порядка 250 миллионов долларов. На ваш взгляд, с чем это связано?

- Ну, первое: это были первые два аукциона. Поэтому банки еще тестировали этот инструмент. И мы до сих пор, наверное, не открою большого секрета, я до сих пор продолжаю подписывать соглашения, которые банки с нами заключают, для того чтобы в этом инструменте участвовать. То есть это были пробные аукционы. Банки их тестировали. Со временем, безусловно, этот инструмент начнет пользоваться большим спросом. И, кстати, банки сами говорят, что он им удобней, чем простые продажи на рынке. Потому что банки должны держать балансированную валютную позицию. И как раз этот инструмент позволяет им это делать.

Второй момент: многие банки жаловались опять же на ставки. Да, вот сегодняшний пресс-релиз мы уже видели, там ставки снижены до 1,5 процентных пункта плюс LIBOR. Но все-таки, на ваш взгляд, будут ли вот теперь по новым ценовым уровням брать валюту в операциях РЕПО?

- Ну, понимаете, у нас две задачи. Первая задача, конечно же, обеспечить рынок ликвидностью, да, чтобы плавно он работал, чтоб было достаточно ликвидности в связи с теми изменениями, которые происходят на международных валютных рынках, и в связи с теми изменениями, которые произошли с санкциями. Но, с другой стороны, нам нельзя дестимулировать рынок. Нужно, чтобы рынок тоже работал. Да, и на наш взгляд, мы посмотрели на ситуацию на нашем рынке, посмотрели ситуацию на международных рынках, поизучали международный опыт. В принципе, вот эта ставка нам сейчас кажется, ну, учитывающей эти два обстоятельства. Со временем посмотрим, она может быть и изменена, если мы решим.

Третье: это все-таки операция РЕПО. Да, есть первая нога покупки, затем продажи. Но там еще должен быть залог. В залог ЦБ принимает, насколько я понимаю, долговые обязательства нефинансового сектора. Вот, по сути, к этому сегменту сведена база. Нет ли опасений, связанных с тем, что утилизация залогов вот именно в этой части уже очень высока?

- Вы знаете, работа банков состоит в том, чтобы создавать залоги. Банки кредитуют экономику или покупают облигации. Соответственно возникают залоги либо по операциям РЕПО рублевым или теперь валютным и залоги по нашим операциям с банками, обеспеченными кредитными требованиями. Поэтому в некотором смысле можно рассматривать наше решение как один из стимулов, для того чтобы более активно развивался облигационный рынок. Теперь у банков и у компаний есть больше стимулов выпускать облигации.

Ну и четвертое, по поводу РЕПО, последний, наверное, вопрос, который хотелось задать. Лимит по годовому РЕПО установлен в объеме 10 миллиардов долларов. Опять же, вот это, на ваш взгляд, почему это вам кажется наиболее адекватным объемом? Все-таки дневной объем торгов на самом деле не сильно отличается от 10 миллиардов долларов.

- Дневной объем торгов не сильно отличается на валютном рынке. Ну, на наш взгляд, операции РЕПО, они предназначены решать различные проблемы, в том числе проблемы с платежами по валютным долгам, сглаживать их во времени. Поэтому частично объемы РЕПО будут учитывать планируемые объемы погашений, но опять же с учетом того, что часть средств может обеспечить непосредственно рынок, а часть сглаживания может представить Центральный банк.

Ксения Валентиновна, есть спекуляции на рынке на тему того, что ЦБ на прошлой неделе также вот протестировал не только валютные РЕПО, но еще и новые масштабные интервенции, неожиданные для участников торгов. Как вы можете прокомментировать волотильность рубля вот в те торговые сессии?

- Ну, на прошлой неделе Центральный банк действовал в рамках правил установленных и интервенировал только на границе коридора. На самом деле, поскольку мы публикуем объемы интервенций с задержкой в два дня, уже сейчас можно просто посчитать, да, сколько интервениций мы сделали, как изменился курс, как изменились границы коридора, и простой арифметический подсчет показывает, что неких возможностей для дополнительных интервенций у нас не было. Ну, сейчас проводится расследование того, что произошло. Да, там биржа расследует, потому что это произошло в момент изменения биржей своих коэффициентов. Но, в принципе, это показывает также, насколько рынок, в общем-то, может быть нестабильный, он узкий, и насколько резко на нем могут меняться тенденции в зависимости от действия отдельных крупных игроков.

Сегодня рубль открывался достаточно серьезным очередным снижением после объявления о переходе к полному плаванию. На ваш взгляд, при каких условиях все-таки рынок мог бы выйти из этого стресса? Что сейчас давит? Это действительно какой-то дефицит валюты? Потому что странно, валюту есть где взять, теперь уж по крайней мере есть аукционы Центрального банка. Или все-таки это какие-то другие факторы, которые естественным образом понижают курс рубля?

- Ну, рынок открывался традиционно для последних дней. Да, традиционно мы заметили еще на прошлой неделе достаточно много заявок в первые минуты, которые выдавливали рынок вверх, потом он стабилизировался. Сегодня произошла, кстати, очень интересная вещь. Действительно, очень много этих заявок выдавили рынок вверх. А потом, наоборот, произошла нестабилизация на этом вот более высоком уровне, наоборот, даже существенная коррекция рынка. То есть рынок ищет равновесие, новое равновесие, связанное с новыми факторами. Это и единая …. на нефть в значительной степени, это, конечно же, и те санкции, которые были введены против отдельных компаний и банков российских. В последнее время мы видим некоторый очередной всплеск геополитической неопределенности. Я думаю, что это тоже все влияет на рынок. Ну и было ощущение, что тот механизм валютных интервенций, который у нас был до сегодняшнего дня, что он тоже способствовал формированию некоторых спекулятивных стратегий. Да, рынок пытался добежать за банком России, чтобы получить дополнительные интервенции.

350 миллионов долларов. Да, тоже деньги. Приятно. Что по поводу девальвационных ожиданий? Все-таки очень много сейчас говорят о том, что тренд по рублю резко вниз, самые разные прогнозы озвучиваются. Как Центральный банк намерен, есть инфляционные ожидания, здесь понятно, все под контролем более-менее. Что по поводу девальвационных ожиданий?

- Ну, во-первых, так же как и с инфляционными ожиданиями, также и с девальвационными, понятно, что есть некоторое равновесие, которое зависит от фундаментальных факторов, от ситуации с платежным балансом. Мы через несколько дней опубликуем новый прогноз основных направлений. Но, собственно, что он показывает? Он показывает, что при тех фундаментальных факторах, о которых мы говорили, то есть даже при том снижении цен на нефть, которое мы сейчас наблюдаем в условиях санкций, при тех параметрах операций РЕПО, которые мы установили, рубль сейчас, по нашим расчетам, несколько недооценен. То есть спекулянты перетолкали его в обратную сторону. Ну, посмотрим, конечно, что будет дальше. Но вот здесь я бы попросила всех задуматься о том, что действительно не всякое движение всегда бывает в одну и ту же сторону. Это что касается девальвационных ожиданий. Но, с другой стороны, девальвационные ожидания нас, конечно же, волнуют. Мы боимся вот самораскручивающихся процессов на рынке. Сейчас кроме вот этих тенденций непосредственно на валютном рынке, более широко в экономике мы пока ничего такого не видим. Но в целом мы, собственно, и оставляем за собой право проводить интервенции в целях финансовой стабильности в заранее необъявленных объемах по необъявленным заранее правилам, для того чтобы предотвращать развитие тенденций на валютном рынке в этом случае, которые вытекают только из ожиданий, не связанных с действиями фундаментальных факторов.

Вот ЦБ раньше для себя четко формулировал правила, когда еще был коридор, внутренние коридоры, технические, под интервалы, о том, что ЦБ уходит на рынок для того, сгладить волатильность, избыточную волатильность. Теперь вот по поводу этих новых интервенций, крупных и неожиданных. Есть ли какое-то соображение ЦБ, которым он будет руководствоваться при выходе на рынок?

- У нас есть некоторые внутренние правила. Они, собственно, связаны с волатильностью, но не только. Мы отслеживаем динамику, динамику на рынке депозитов прежде всего и ситуацию с поведением населения. Мы отслеживаем ситуацию в компаниях. Мы отслеживаем широкий круг факторов. Мы отслеживаем новости. Потому что на самом деле самые эффективные наши действия, предпринятые во многом в целях финансовой стабильности, это были наши действия 3 марта, да, и они не были вызваны отслеживанием каких бы то ни было других показателей, кроме как отслеживание новостей. Мы среагировали на новость. Решили, что эта новость может вызвать сильное движение на валютном рынке, не связанное с равновесными тенденциями, и мы таким образом отреагировали. Поэтому мы будем смотреть на очень широкий круг факторов о принятии решения о такого рода интервенциях. Но вот те факторы, которые уже сейчас известны, факторы, связанные с динамикой платежного баланса, мы считаем, что инструменты РЕПО, они во многом позволят нам контролировать ситуацию.

Хорошо, с валютным курсом все более-менее понятно. Еще буквально пара вопросов, пока остается несколько минут, по поводу основной части монетарной политики. Вы повысили ставки, как вы уже говорили, на последнем заседании - … базисных пунктов. Чуть выше консенсуса. Наверное, там должен был присутствовать какой-то элемент сюрприза. Но, конечно же, снова появилась критика по поводу того, что это влияет негативно на реальный сектор экономики. Отчасти вы уже в первом же ответе сказали, что мы надеемся на то, что только короткие ставки вырастут. Первое: что если вдруг длинные ставки отреагируют? Второе: неужели рост коротких ставок не является проблемой для реального сектора?

- Ну, понимаете, а рост инфляции не является проблемой для реального сектора?

Насколько ЦБ...

- Нестабильность не является проблемой для реального сектора? Да, мы видим, что реальный сектор, в принципе, в условиях роста инфляционных ожиданий, некоторой нестабильности, он также меняет свои планы, инвестиционные планы и так далее. Я все время апеллирую к ситуации начала этого года, когда мы наблюдали такую турбулентность на валютном рынке, рост инфляционных ожиданий, затем Центральный банк поменял политику, мы подняли процентные ставки, ну, провели первое время достаточно серьезные интервенции, и ситуация стабилизировалась. Ну, некоторые внешние факторы тоже стабилизировались. Но тем не менее в значительной степени ситуация стабилизировалась и из-за политики Центрального банка. И смотрите, если смотреть там на динамику интервенций и ситуацию в реальном секторе, то, в общем-то, возникло ощущение, что реальный сектор после этой стабилизации стал больше думать о том, как ему производить и инвестировать, чем о том, как спасаться от инфляции. Поэтому стабилизация инфляции нужна в том числе и реальному сектору.

Насколько ставки сами по себе сейчас, на ваш взгляд, влияют на инфляцию? Все-таки распространено мнение, что главный канал - это теперь как раз курс рубля.

- Ну, понимаете, курс рубля и процентные ставки, в принципе, вещи достаточно сильно связанные. Процентные ставки влияют на возможности для спекуляции. И ограничивая спекуляции, ограничивая вот эти движения курса, не связанные с фундаментальными факторами, мы тем самым и влияем на валютный курс и соответственно на инфляционные ожидания.

Беседу провел обозреватель ТК "Россия-24" Николай Корженевский

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Юдаева: рубль в

Поделитесь с друзьями: