InvestFuture

Симанов: ключи от нефтяного рынка лежат в Вашингтоне

Прочитали: 23

Цены на нефть начали корректироваться вверх после оптимистичных прогнозов главы ОПЕК, заявившего, что рост цен до $200 за баррель вполне возможен. Однако оптимизма на рынке хватило ненадолго. О ситуации в сырьевом секторе в интервью телеканалу "Россия 24" говорит руководитель Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Константин Васильевич, на прошлой неделе умер король Саудовской Аравии, и ему на смену пришел его брат, который уже сразу заявил о приверженности политики своего предшественника. То есть этот фактор определяющим на нефтяном рынке не будет в ближайшее время.

Не будет. Я опять же предложу вам свою точку зрения на то, что происходит на нефтяном рынке. Потому что сейчас, вы знаете, очень много оценок, прогнозов, мы все стали большими специалистами в этом вопросе. Ну что же, это хорошо, что люди так активно интересуются этой темой. Поэтому я предлагаю свою точку зрения на то, что происходит, вы можете с ней согласиться или нет. Я приведу свои аргументы.

Когда вы спрашиваете, повлияет ли смена короля Саудовской Аравии, это вопрос примерно такой же, когда было заседание ОПЕК и все спрашивали: повлияет ли решение ОПЕК на то, что происходит? Я говорил в том и в другом случае, что нет. Что бы ОПЕК не решил тогда, это никакого отношения к нефтяным ценам иметь не будет. То же самое и сейчас. Вот какую бы политику не проводила Саудовская Аравия, это никак не повлияет на нефтяные цены. Даже если они начнут снижать добычу, это никаким коррективам не приведет.

Почему? Потому что, когда нам предлагают трактовку нефтяных цен исключительно исходя из рыночных факторов, когда нам говорят, что рынок нефти - это обычный рынок, где существует кривая спроса и кривая предложений. По теории Адама Смита мы находим точку равновесной цены, и там нам часто говорят: вот сейчас переизбыток – 2,5 млн баррелей в сутки добычи на рынке. Эти данные на самом деле нуждаются в серьезной перепроверке, потому что эти данные, которые представляют обычно либо Министерство энергетики США, либо мировое энергетическое агентство, у нас нет сегодня даже методологии их перепроверки, а мы берем: да, у нас сейчас переизбыток, поэтому цены падают.

Почему мы это решили? Смотрите, у нас цены падают на всех сырьевых рынках. А мне предлагают факторы исключительно нефтяные и этим пытаются объяснить, что цены падают. Тогда я спрашиваю: а что происходит на рынке каменного угля или на рынке апельсинового концентрата? Почему там происходит падение цены? Поэтому здесь исключительно рыночной конъюнктурой все дело не описывается, и я думаю, что влияние рыночных факторов там, по моим оценкам, не более трети в стоимости нефти. Поэтому, что бы Саудовская Аравия не решала, это никак на рынок не повлияет.

А какие факторы определяющие?

Самым главным фактором, на что я тоже постоянно указываю, это количество денег, которые крутятся на рынке нефтяных фьючерсов. Соединенные Штаты в 1983 году запустили торговлю нефтяными фьючерсами, а что такое нефтяной фьючерс? Это просто ценная бумага. Покупая ее, вы не собираетесь нефть физически покупать. Вы просто покупаете ценную бумагу, которая является спекулятивной, и это ваша игра относительно того, будет цена расти или падать в будущем.

Зачем эта система создавалась? Эта система создавалась как раз для того, чтобы снизить зависимость нефтяных цен от позиции ОПЕК. Действительно, когда в 1970 годы мы видели два нефтяных кризиса, когда ОПЕК ввела эмбарго известное, тогда они влияли на цены. И западный мир испугался. И они нашли два ответа. Сначала они запустили в конце 1970-х годов месторождение Британии в Северном море, это уже было первым ударом по позициям Саудовской Аравии, а потом запустили как раз систему нефтяных фьючерсов.

Саудиты просто проспали этот момент. И они в начале 70-х годов резко стали сокращать добычу и с удивлением обнаружили, что они опустили добычу на 300 млн тонн, а цена не упала. И для них это был шок – как же так, мы все делаем по теории Адама Смита, а ничего не происходит. Как раз они ее упустили, что инициатива от них ушла. Сейчас они умнее, поэтому я и говорю о том, что саудиты никаких решений по изменению добычи или производства принимать не будут.

Так вот количество денег, которые крутятся на рынке нефтяных фьючерсов, и является определяющим. Почему? Вот возьмем весь рынок нефти - товарный или бумажный. Если у вас на бумажном рынке нефти, скажем, сделок 95% от всех заключается, а на товарном только 5%, то вы понимаете, что на бумажном рынке и определяется цена. И когда стала падать нефть в прошлом году - ровно тогда, когда США официально заявили о политике прекращения QE, то, что называется количеством смягчения.

А что это такое? Это прямое вбухивание денег в реальный сектор. Они запустили это в 2008 году, и как только они запустили эту политику, цена на нефть сразу стала расти в 2009 году, потому что все эти деньги оказались на рынке нефтяных фьючерсов. Поэтому я лично считаю, что стоимость нефти как раз зависит от позиций США, которые могут регулировать приток или отток денег с рынке нефтяных фьючерсов.

Меня иногда обвиняют в конспирологии, когда я говорю, что США решение о изъятии долларов с нефтяного рынка приняли по мотивам экономического давления на Россию. Да, я так считаю, хотя, пожалуйста, вы можете считать, что это было исключительно экономическим решением. Я, правда, не понимаю мотива этого сугубо экономического решения, не понимаю, почему они совпали с возвращением Крыма в Россию, но опять это мое предположение. Но в чем я убежден, в том, что ключи от нефтяного рынка лежат сегодня в Вашингтоне.

Но ведь США сами страдают от снижения нефтяных котировок, потому как за последние 3 месяца количество буровых установок сократилось на 15%. Это приводит к сокращению рабочих мест, и это может вызвать социальную напряженность в обществе.

Это очень хороший вопрос. Потому что, на мой взгляд, США способны махом решать кучу задач. Надо просто понимать, что если вы хотите надавить на Россию и вы сокращаете стоимость нефти, вы проигрываете. Вы знаете, как в шахматы играет гроссмейстер на нескольких досках, он где-то выигрывает, а где-то начинает проигрывать. И он может даже не заметить, что он на другой доске уже проигрывать начинает.

Вы правильно говорите, что США в своей энергетической стратегии сделали серьезную ставку на рост производства собственных энергоносителей. По газу они практически самодостаточны, ну если брать из Канады, они самодостаточны. По нефти они довольно серьезно наращивают в последние годы добычу, это все знают. По импорту они остаются на первом месте, но тем не менее тенденция была именно такой. А это не просто даже рабочие места, это вы тоже справедливо замечаете. На самом деле, если вы возьмете российскую нефтяную отрасль и американскую, они очень сильно отличаются по структуре.

У нас занято там порядка миллиона человек в нефтегазе, то в США занято порядка 10 миллионов в нефтегазе. Это в 10 раз больше, чем у нас. То есть это серьезный довольно показатель. И для некоторых штатов, таких как Северная Дакота, Техас, это очень важные моменты. Но дело даже не в этом. Ведь вся экономическая политика США сегодня строится на производстве товаров из дешевых энергоносителей. Из дешевого газа производится электроэнергия, дешевые товары.

В США нет акцизов на бензин, за счет этого получается дешевое топливо. И США получают огромное экономическое преимущество по сравнению со своими конкурентами в том же Европейском союзе. И вот этот момент очень важный для анализа, потому что, с одной стороны, они за счет снижения стоимости нефти оказывают давление на Россию, а с другой стороны, они губят свой нефтяной проект сланцевый.

Очень много спекуляций идет на тему, какова же себестоимость сланцевой нефти. Масса докладов выпущено на эту тему, опять же со стороны американских консалтинговых структур. Вот они уверяют, что в последние годы, даже в последние месяцы, технологии скакнули так сильно вперед, что они позволили сократить себестоимость добычи едва ли не до 20 долларов. На самом деле, внимательно анализируя ситуацию с технологиями, честно говоря, пока я не вижу, что же там произошло революционного, что вот такими скачкообразными темпами позволяло снижать эту себестоимость.

Вы правильно говорите, что уже сокращаются инвестиции, сокращается число буровых. Слабые компании сейчас отсекаются. Отсюда нам предлагают новые теории, что эта ситуация приведет как бы к рыночному очищению: слабые отомрут, но сильные все равно обязательно останутся. По нашим оценкам, все равно себестоимость сегодня добычи нефти на ключевом сланцевом месторождении Бакир в Дакоте все равно составляет порядка 50-60 долларов. Там масса компаний работают, но в целом это такая огромная сланцевая провинция с примерно одинаковой себестоимостью. Основные проекты именно там разворачиваются.

Когда меня спрашивают, примерно какая будет цена, я все-таки отталкиваюсь от среднегодовой цены, как раз, наверное, в 40-50 долларов, потому что я все-таки рассчитываю, что США будут проводить более рациональную политику, они играют против России, но эта игра как бы короткая. Они, наверное, думали, что экономика России чуть ли не за 2 недели схлопнется. У нас сейчас полно таких прогнозистов, которые уверяют, Обама вообще сказал, что нашей экономики уже не существует, она разорвана в клочья. И вот такой был подход, что стоит чуть-чуть поднажать, и все рассыплется в России.

Но это не сыплется. Уже год прошел, ну почти год, с момента возвращения Крыма. И когда они начнут понимать, что здесь не складывается картинка, а свои сланцевые проекты они уничтожают, и я думаю, что цена на нефть начнет расти. Поэтому я думаю, что сейчас она начнет падать, на это и будет расчет, что опять начнется паника. Когда упала цена на нефть, я слышу – преодолели психологическую отметку. А потом начинают говорить: цена упала на фоне чего-то или цена выросла на фоне чего-то. Сначала она падает, а потом сидят аналитики и придумывают хвост к этой новости.

Это все придумки, никаких оснований привязывать рост или снижение цен вот именно к этому событию на самом деле не существует. Но есть еще один момент, связанный с США, ведь они очень сильно помогают Китаю. Дешевая нефть выгодна Китаю, который является сегодня вторым партнером нефти в мире. И как раз разрыв между импортом китайским и Соединенными Штатами стремительно сокращается, Китай - все-таки основной экономический конкурент Соединенных Штатов.

Нужно им давать такой подарок своему прямому конкуренту? Я считаю, что нет. И поэтому мой прогноз заключается в том, что, посмотрев на эту ситуацию, сейчас чуть-чуть снизив цены и осознав, что все-таки экономика России не рушится, США придется эту политику корректировать, так что нам главное – продержаться этот период времени без истерик и паники. И дальше ситуация на нефтяном рынке будет формализовываться. Потому что фундаментальные факторы говорят в пользу дорогой нефти.

А что вы ждете в перспективе трех лет?

Очень сложно делать прогнозы, особенно о будущем, как любят все шутить. Цена, если мы действительно говорим о перспективе трех лет, цена 70 долларов, она не только реальна, она действительно, я думаю, что будет даже и выше. Потому что фундаментальный фактор нефтяной играет в пользу дорогой нефти. У нас просто, понимаете, падает цена, и тут же начинают делать выводы аж до 2020 года. И если цена растет, все говорят, что цена будет дорогой еще 100 лет, если цена падает, все говорят, цена будет дешевой еще 100 лет. Масса каких-то теорий рождается.

В этом плане вот у нас есть доктор экономических наук Кудрин. Он написал статью про циклы на нефтяном рынке. Да нет там никаких циклов, понимаете. Приняли решение уводить доллары с рынка, как мы сказали в апреле, пошла нефть вниз. Все эти вещи, к сожалению, являются придуманными, поэтому надо честно говорить, что каких-то четких прогнозов, которые вам вот точно математически высчитают, сколько нефть будет стоить 31 декабря 2017 года, нет. Но фундаментальные факторы, я имею в виду рост населения, рост мировой экономики в целом, отсутствие реальных альтернатив, потому что вся эта "зеленая" энергетика - все это хорошо, но пока это серьезной альтернативой не является. Можно долго рассуждать на тему именно фундаментальных факторов, поэтому если бы вот они определяли конъюнктуру, то нефть была бы дорогой уже сейчас. Но, к сожалению, политические факторы толкают цену вниз, но в перспективе трех лет, если мы говорим про 2017 год, как раз на уровне 70-80 долларов, я думаю, даже это еще и осторожный прогноз.

Беседу провела ведущая ТК "Россия-24" Наиля Аскер-заде

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Симанов: ключи от

Поделитесь с друзьями: