InvestFuture

МВФ: демографическая катастрофа подрывает экономику

Прочитали: 88

Человечество сотрясают последствия демографических изменений. Наиболее значимые из них — быстрый рост населения в некоторых развивающихся странах и изменение доли подростков и молодежи в других странах, увеличение продолжительности жизни и старение населения во всем мире, а также урбанизация и международная миграция.

Все они создают трудноразрешимые проблемы, ставя под угрозу экономический рост, устойчивость бюджета, качество окружающей среды, безопасность и благосостояние населения.

Но ни одна из них не является непреодолимой. Для их решения необходимы скорейшие решительные совместные действия разработчиков политики государственного и частного секторов.

К ним относятся реформирование пенсионной политики, разработка глобальной иммиграционной политики, обеспечение контрацептивами многих миллионов женщин и дальнейшего повышения уровней выживания детей и лечения хронических заболеваний.

Население мира растет На протяжении большей части истории человечества население росло крайне медленными темпами. Лишь в начале XIX в. население мира достигло 1 млрд человек и в 1920-е гг. составило 2 млрд человек.

Однако за последнее столетие население Земли растет значительно быстрее. В 1960 г. его численность достигла 3 млрд человек, а в 2011 г. увеличилась до 7 млрд.

В начале 2016 г. численность населения мира составляла 7,4 млрд человек, и по прогнозам в текущем году она возрастет еще на 83 млн, что отражает разницу между 140 млн родившихся и 57 млн умерших.

Согласно средневариантным прогнозам Отдела народонаселения Организации Объединенных Наций (ОНООН), построенным на предположении о том, что динамика фертильности будет меняться в соответствии с трендами и характеристиками прошлых периодов, в 2024 г. население мира превысит 8 млрд человек, в 2038 г. — 9 млрд человек и в 2056 г. — 10 млрд человек.

Достигнуть численности 10 млрд человек — это все равно что добавить к существующему населению мира Китай и Индию. Следует признать, что этим прогнозам свойственна некоторая неопределенность.

Например, по низковариантному прогнозу ООН (которая исходит из предположения о снижении фертильности на половину ребенка), население мира достигнет 8 млрд человек только в 2026 г.; согласно высоковариантному прогнозу (предполагающему повышение фертильности на половину ребенка) оно достигнет этого уровня в 2022 г.

Однако практически при любых обстоятельствах нынешняя траектория роста населения мира не имеет прецедента.

99% прогнозируемого прироста населения в следующие четыре десятилетия будет приходиться на страны, отнесенные к категории менее развитых: страны Африки, Азии (кроме Японии), Латинской Америки и Карибского бассейна, Меланезии, Микронезии и Полинезии.

В Африке в настоящее время проживает одна шестая населения мира, однако в период с настоящего времени по 2050 г. на нее будет приходиться 54% прироста населения Земли.

По прогнозам к 2018 г. численность населения Африки сравняется с населением более развитых регионов (Австралии, Европы, Новой Зеландии и Северной Америки — главным образом Канады и США — и Японии); к 2050 г. она будет почти вдвое превышать размер их населения.

В период с настоящего времени до середины 2050-х гг. прогнозируются также другие ощутимые изменения в общем населении, в том числе следующие:

• В 2022 г. Индия обгонит Китай, став страной с самым многочисленным населением.

• Население Нигерии составит почти 400 млн человек, что более чем вдвое больше ее сегодняшнего уровня, в результате чего эта страна займет третье место в мире по численности населения, обойдя Бразилию, Индонезию, Пакистан и США.

• Численность населения России сократится на 10%, а прирост населения Мексики будет несколько ниже мирового прироста на уровне 32%, вследствие чего обе страны выпадут из списка десяти стран с наибольшей численностью населения, при этом Демократическая Республика Конго (прирост на 153%) и Эфиопия (90%) войдут в первую десятку.

• В 18 странах, главным образом странах Восточной Европы (включая Россию), будет наблюдаться сокращение населения на 10% и более, тогда как население 30 стран (в основном расположенных в Африке к югу от Сахары), как минимум, удвоится.

Быстрый прирост населения ставит серьезные задачи. К ним относится необходимость охватить занятостью большое число людей и обеспечить наличие у них человеческого капитала (качественного образования, подготовки и здоровья), позволяющего вести продуктивную деятельность.

Нужно также создать физический капитал и инфраструктуру, требуемые для поддержания более высокой занятости; в противном случае все более частыми явлениями будут становиться страдания миллионов людей, политическая, социальная и экономическая нестабильность и конфликты.

Усиление различий между странами может также стать препятствием для международного сотрудничества и остановить и даже свести на нет процесс глобализации, который способен принести значительное повышение уровня жизни во всем мире.

Кроме того, быстрый рост населения, как правило, оборачивается последствиями для экосистем и природных ресурсов, ставя под угрозу продовольственную, энергетическую и водную безопасность, приводя к снижению качества местной и глобальной окружающей среды и ухудшая перспективы снижения вредных последствий и адаптации.

По оценкам в период с 2010 по 2030 гг. во всем мире необходимо создать колоссальное число — 734 млн — новых рабочих мест в соответствии с прогнозируемым приростом населения, с учетом вероятных изменений коэффициентов участия в рабочей силе и необходимости достижения целевых уровней безработицы в размере 4% и ниже для взрослых и 8% и ниже для молодежи.

Где люди живут Рост населения во второй половине XX века сопровождался повышением плотности населения, которое характеризовалось значительными различиями между географическими регионами и странами.

В 1950 г. плотность населения варьировалась от 1,5 человека на 1 кв. км в Океании до 45 в Азии. Сегодня эти показатели в тех же регионах составляют от 5 до 142. Центр тяжести населения мира продолжает смещаться в менее развитые регионы.

Кроме того, он смещается из сельских районов в города вследствие миграции, повышения рождаемости и снижения смертности в городах и урбанизации сельских районов.

В настоящее время в городах проживает более половины населения мира по сравнению с 30% в 1950 г., и эта доля по прогнозам к 2050 г. достигнет двух третей.

Наименее урбанизировано население Африки, где в городах живут 40% людей, что вдвое меньше, чем в Латинской Америке и Карибском бассейне, — наиболее урбанизированном развивающемся регионе.

Прогнозируется, что в ближайшие годы 50% населения Азии будут жить в городах.

Прогнозируется устойчивый мировой рост населения до 2050 г. включительно, в первую очередь в Африке и Азии. Население других регионов если и будет расти, то медленно.

Число мегаполисов — городов с населением более 10 млн человек — увеличилось с 4 в 1975 г. до 29 в настоящее время. В мегаполисах проживает 471 млн человек — 12% городского населения мира и 6% общего населения Земли.

Организация Объединенных Наций недавно ввела понятие "метагород" — город с населением 20 млн и более жителей. В 2015 г. статус "мета" имели восемь городов. Возглавляет этот перечень Токио, в котором живет 38 млн человек — больше населения Канады.

26-миллионное население второго в перечне Дели превышает население Австралии.

Другие метагорода — Шанхай, Сан-Паулу, Мумбай, Мехико, Пекин и Осака. Прогнозируется, что к 2025 г. метагородами станут Дакка, Карачи, Лагос и Каир.

Ведется активная дискуссия о последствиях такого территориального распределения населения. Некоторые делают акцент на экономических выгодах, связанных с концентрацией населения в городах, таких как крупные пулы трудовых ресурсов и масштабные рынки сбыта товаров и услуг.

Другие заостряют внимание на воздействии, оказываемом плотным населением городов на почвы, атмосферный воздух и водные ресурсы; несоразмерном потреблении городскими жителями ископаемых видов топлива и связанном с этим увеличении выбросов парниковых газов и на том факте, что более 1 млрд человек в мире живут в крайне бедных городских трущобах.

Динамика населения Несмотря на эти повышающиеся цифры, демографический рост в последнее время начал замедляться. В настоящее время прирост населения мира составляет 1,08% в год, что означает удвоение численности населения каждые 64 года.

Такой прирост находится ниже максимума на уровне 2,06% в 1965–1970 гг., или удвоения каждые 34 года.

Наиболее высокий прирост, 2,44% (удвоение каждые 28 лет), имеет место в Африке, и 0,04% в Европе — самый низкий прирост (период удвоения 173 года).

Суммарный прирост населения снижается и по прогнозам продолжит снижение в мире в целом и в каждом географическом регионе.

Прогнозируется, что в период с настоящего времени до 2050 г. в мире в целом прирост населения снизится вдвое.

Для описания динамического процесса прироста населения демографы часто используют модель "демографического переходного процесса", отражающую переход от режима высоких уровней рождаемости и смертности к низким уровням рождаемости и смертности.

Одна из ключевых особенностей этого перехода состоит в том, что снижение смертности предшествует снижению фертильности, результатом чего является период прироста населения.

Смертность Число смертей в мире на 1 тыс. человек в год неуклонно снижается с 19,2 в 1950–1955 гг. до 7,8 в настоящее время.

Это снижение объясняется такими факторами, как создание и широкое применение вакцин; другие достижения медицины, например, внедрение антибиотиков и пероральной регидратации; улучшение рациона питания; меры в области охраны здоровья, в частности улучшение санитарии, повышение безопасности питьевой воды и использование надкроватных сеток, обработанных инсектицидами; более широкое образование (особенно матерей) и совершенствование системы здравоохранения и прочей инфраструктуры.

Это соотносится с удлинением на 24 года глобальной продолжительности жизни — с 47 лет в 1950–1955 гг. до 71 года в настоящее время.

Учитывая, что на протяжении большей части истории человечества среднестатистический новорожденный доживал приблизительно до 30-летнего возраста, это удлинение продолжительности жизни на 24 года, в среднем на 9 часов в день на протяжении 65 лет, является поистине поразительным достижением человека — достижением, которому еще предстоит проявить себя в полной мере.

По прогнозам, к 2050–2055 годам глобальная продолжительность жизни увеличится до 78 лет. Продолжительность жизни существенно варьируется в зависимости от региона: от минимума на уровне 61 года в Африке до максимума на уровне 80 лет в Северной Америке.

Прогнозируется, что в ближайшие годы этот почти двадцатилетний разрыв несколько сузится.

Ожидается, что Африка опередит все другие регионы как по относительным, так и по абсолютным показателям улучшения здоровья населения, что объясняется, в числе прочих факторов, преодолением отставания в экономике и распространением технологий.

Один из значительных движущих факторов удлинения продолжительности жизни — повышение уровня выживания детей.

С 1990 по 2015 гг. смертность детей младше 5 лет сократилась во всем мире более чем на 50%, улучшения произошли во всех регионах, хотя пропорционально в меньшей мере в странах Африки к югу от Сахары и Океании.

Наибольшее абсолютное число смертей детей имело место в Индии и Нигерии, на которые в совокупности приходится 20% населения мира и 23% рождений, но при этом 33% смертей детей.

Основные причины детской смертности — преждевременные роды, пневмония, осложнения, связанные с родовой деятельностью и родоразрешением, диарея и малярия, а также неполноценное питание как серьезный сопутствующий фактор.

Несмотря на значительное повышение уровня выживания детей, в 2015 г. ежедневно умирало более 16 тыс. детей младше 5 лет.

Большинство этих смертей было вызвано заболеваниями и причинами, которые могут быть вылечены и предотвращены с помощью существующих приемлемых с финансовой точки зрения мер.

Фертильность Снижение фертильности — еще один важный аспект демографической ситуации в мире. В 1950 г. среднестатистическая женщина рожала 5 детей; сегодня это 2,5 ребенка.

Коэффициенты фертильности широко варьируются по регионам: от 1,6 в Европе до 4,6 в Африке. По странам коэффициенты фертильности разнятся в еще большей степени.

Они составляют 7,6 в Нигере, 6,4 в Сомали, 6,1 в Мали и Чаде и 6,0 в Анголе, но 1,2 в Сингапуре и 1,3 в Боснии и Герцеговине, Молдове, Португалии, Южной Корее, Греции и Испании.

Приблизительно половина населения мира живет в странах, в которых коэффициенты фертильности ниже долговременного коэффициента замещения, равного приблизительно 2,1 ребенка на одну женщину.

В развивающихся странах повышение показателей выживания детей является одним из глубинных движущих факторов снижения фертильности, связанным с осознанием того, что для достижения целевого размера семьи необходимо меньше родов.

Кроме того, желаемая фертильность сокращается с развитием образования и повышением доходов.

Снижение фертильности, в свою очередь, способствует повышению уровня выживания детей благодаря как улучшению здоровья матерей, так и возможности выделять больше семейных ресурсов на каждого ребенка.

Снижение фертильности также объясняется доступом к контрацептивам.

Среди женщин в возрасте от 15 до 49 лет, живущих с партнером-мужчиной (в браке или иных отношениях) общий уровень использования современных средств контрацепции составляет 57%, основными из которых являются стерилизация женщин (используется 19% женщин этой возрастной группы во всем мире), внутриматочные противозачаточные средства (14%), пероральные контрацептивы (9%), мужские презервативы (8%) и инъекционные контрацептивы (5%).

Из остальных 43% женщин в этой демографической группе приблизительно две пятых испытывают неудовлетворенную потребность в регулировании рождаемости, то есть они способны к деторождению, ведут половую жизнь и хотят отложить деторождение или воздержаться от него, но не используют современных методов контрацепции.

С учетом традиционных методов, таких как цикличность и прерывание, этот показатель снижается до примерно одной четвертой. В Африке неудовлетворенная потребность в контрацепции и коэффициенты фертильности значительно выше мирового среднего.

Международная миграция Помимо рождений и смертей, еще одним, последним каналом изменения размера населения является движение людей через границы. Только 3,3% населения мира, или 244 млн человек, живут не в тех странах, где они родились.

На Европу и Северную Америку приходится 15% населения Земли, но в этих регионах проживает более половины международных мигрантов мира. Почти 20% из них находятся в США, за которыми следуют Германия и Российская Федерация, на каждую из которых приходится 5%.

Странами происхождения наибольшего числа эмигрантов являются Индия (16 млн), Мексика (12 млн), Россия (11 млн) и Китай (10 млн). Международные мигранты по большей части являются лицами трудоспособного возраста с равномерным распределением между мужчинами и женщинами.

Хотя один из наиболее масштабных межконтинентальных потоков массовой миграции в современной истории имел место в 2015 году — исход более 1 млн сирийцев в Европу — сохраняются серьезные экономические и институциональные барьеры на пути иммиграции, равно как и жесткое социальное и политическое противодействие во многих странах с развитой экономикой.

Вместе с тем, миграция обладает значительным положительным потенциалом не только для людей, покидающих свои страны, но и для других людей в странах происхождения и назначения.

Однако реализация этого потенциала зависит от различных факторов, включая меры по содействию интеграции мигрантов в местную экономику.

Многие страны, которые покидают мигранты, выступают против миграции, поскольку она лишает их важнейших кадров, таких как врачи, инженеры и педагоги.

Однако важным компенсирующим фактором служат денежные переводы: по оценкам, в 2015 году мигрантами было отправлено в развивающиеся страны 441 млрд долларов, что более чем втрое превышает объем официальной помощи в целях развития и составляет приблизительно две трети объема прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны.

Денежные переводы существенно смягчают бедность и способствуют социально-экономическому развитию в результате нако¬пления человеческого и физического капитала.

Возрастная структура Вероятно, наиболее важным глобальным демографическим сдвигом является изменение возрастной структуры населения.

Выделяются три вида четко прогнозируемых изменений: снижение коэффициента зависимости молодежи (отношения детей младше 15 лет к трудоспособному населению в возрасте от 15 до 64 лет); изменение численности подростков и молодых людей (в возрасте 15–24 лет); увеличение доли пожилых людей (в возрасте 60 лет и старше или 65 лет и старше).

Все эти изменения связаны с долгосрочными тенденциями в отношении числа рождений и смертей. Например, снижение смертности в начальных фазах демографического переходного процесса в непропорционально большой степени затронуло младенцев и детей, что фактически привело к появлению «бэби-бума», существующего до снижения фертильности.

По мере взросления представителей поколения «бэби-бума» на пирамиду населения воздействует возрастная волна: от ее основания (младенцы и дети) до средних сечений (15–24 года и 25–59 лет) и вершин (60 лет и старше и 80 лет и старше).

Аналогичные изменения возрастной структуры происходят вследствие всплеска рождаемости, аналогичного «бэби-буму», во многих странах после Второй мировой войны.

Поскольку потребности и способности людей значительно разнятся на протяжении жизненного цикла, последствия изменения возрастной структуры могут быть существенными.

Дети потребляют больший объем продукции, чем производят; они требуют много ресурсов для питания, одежды, жилья, медицинского ухода и обучения и, как правило, не работают.

Взрослые, напротив, обычно вносят больше, чем потребляют, — как тру¬довой деятельностью, так и своими сбережениями, что способствует накоплению капитала.

Чистый вклад пожилых людей, как правило, находится где-то посередине. По достижении преклонного возраста люди склонны меньше работать и либо сберегают меньше, либо расходуют сбережения для финансирования своего потребления по выходу на пенсию.

Демографические дивиденды Изменения возрастной структуры могут способствовать росту экономики, создавая возможность получения так называемого демографического дивиденда — повышения доходов на душу населения, обусловленного снижением фертильности, что уменьшает бремя, связанное с зависимостью молодежи, увеличивает в населении долю работающих и лиц, осуществляющих сбережения, и позволяет перераспределять ресурсы с воспитания детей на строительство заводов, создание инфраструктуры и инвестиции в образование и научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки.

Снижение фертильности также, как правило, освобождает женщин от деторождения и воспитания детей, дополнительно увеличивая предложение рабочей силы.

Аналогичным образом уровни сбережений обычно возрастают с повышением выживания взрослых и в связи с ожидаемыми более длительными периодами пребывания на пенсии, особенно в тех странах, в которых трудовая деятельность людей старше 60–65 лет сдерживается мерами политики и организациями.

Демографический дивиденд представляет собой возможность обеспечения быстрого роста доходов и снижения бедности.

Его катализатором могут служить меры политики и программы, направленные на снижение младенческой и детской смертности, a ускорить его получение может принятие мер, способствующих снижению фертильности, например, расширение доступа к услугам первичной медицинской помощи и охране репродуктивного здоровья и образованию девочек.

Однако демографический дивиденд не возникает автоматически. Его получение зависит от ключевых аспектов экономической и правовой конъюнктуры, таких как качество государственного управления, макроэкономического управления, торговой политики и инфраструктуры; эффективность рынка труда и финансового рынка и уровни государственных и частных инвестиций в здравоохранение, образование и подготовку кадров.

В последние десятилетия демографические дивиденды получают различные страны, прежде всего «восточноазиатские тигры» (САР Гонконг, Южная Корея, Сингапур и Тайвань, провинция Китая), которые в 1960-е и 1970-е годы резко сократили свою рождаемость и, воспользовавшись образовавшейся в результате передышкой в экономике, достигли поразительного успеха посредством продуманных мер политики в сфере образования и здравоохранения, устойчивого макроэкономического управления и осмотрительного взаимодействия со странами региона и мира.

В этих странах более 2 процентных пунктов годового прироста доходов на душу населения (приблизительно одна треть совокупного годового прироста) объясняется снижением фертильности и связанным с этим резким увеличением доли населения трудоспособного возраста в период с 1965 по 2000 годы.

На другом конце спектра в странах Африки к югу от Сахары ситуация с точки зрения развития значительно хуже, поскольку им не удалось избежать тяжелого бремени зависимости молодежи и быстрого прироста населения.

Высокие коэффициенты зависимости, характерные для многих стран Африки, указывают на то, что более низкая фертильность может существенно стимулировать повышение темпов экономического роста.

В Южной Азии, где коэффициенты фертильности уже существенно снизились, демографические дивиденды являются вопросом более краткосрочной перспективы, и их получение в значительной степени зависит от инвестиций в человеческий капитал и создания рабочих мест.

Положительные и отрицательные стороны увеличения численности молодежи Долговременное экономическое благосостояние тесно связано с краткосрочным опытом юношества и молодежи. В силу не только своей многочисленности, но и навыков, привычек, энергии и ожиданий молодежь является мощным фактором социально-экономического прогресса.

Устойчивые высокие уровни безработицы, особенно среди молодежи, продолжают ослаблять формирование плодотворных и стабильных связей молодежи со сферой труда.

«Арабская весна», произошедшая в начале этого десятилетия, служит отрезвляющим напоминанием о том, что население с большой долей юношества и молодежи представляет огромные риски для социальной и политической стабильности в обществах, которые не оправдывают ожиданий людей в отношении уровня жизни, особенно в недемократических системах. Но эти демографические проблемы могут вскоре смягчиться.

В настоящее время подростки и молодежь составляют 16 процентов населения мира: от минимальных уровней 9 процентов в Испании и 10 процентов в Японии, Италии, Словении и Болгарии до 24 процентов в Микронезии и 23 процентов в Лесото и Свазиленде.

Однако их доля снижается во всех регионах, а в некоторых странах численность 15–24-летних сокращается даже в абсолютном выражении. К 2020 году наибольшее сокращение в абсолютном выражении произойдет в Китае (32 млн), Вьетнаме (2,3 млн), России (1,8 млн), Иране (1,7 млн) и США (1,4 млн).

Наибольшее снижение в процентах будет наблюдаться в Армении (-25 процентов), Молдове (?24 процента) и Грузии (?23 процента). К прочим значительным случаям относятся Южная Корея (?15 процентов), Куба (?8 процентов), Германия (?7 процентов), Соединенное Королевство (?6 процентов) Япония (?4 процента) и Южная Африка (?3 процента).

Это указывает на потенциальное расширение возможностей в сферах образования и экономики. Однако сокращение численности молодежи имеет и другие последствия, в частности связанные с перспективой уменьшения числа работников, поддерживающих ресурсами пожилых людей, число которых растет.

Молодые работники будут нести все большую физическую и финансовую ответственность за поддержку пожилого населения, в частности платить более высокие налоги для финансирования расходов на здравоохранение и пенсионное обеспечение в рамках распределительных систем.

Такая ситуация дополнительно осложнится изменением структуры электората: все более обремененную молодежь и взрослое население в расцвете сил заменят пожилые иждивенцы, число которых будет расти.

Глобальное старение населения В ходе обследования в 2009 году специалисты по демографии указали, что старение — самая серьезная проблема населения, с которой столкнется мир в следующие 20 лет (исключение составили демографы в Африке, присвоившие большую относительную важность ВИЧ/СПИДу).

В 1950 году 8 процентов населения мира относилось к категории пожилых людей (то есть в возрасте 60 лет и старше). С тех пор доля пожилых людей в населении мира постепенно увеличилась до нынешних 12 процентов — приблизительно 900 млн человек.

Однако сейчас наступает резкое изменение. К 2050 году приблизительно 2,1 млрд человек, 22 процентам населения Земли, будет более 60 лет.

По прогнозам ООН, глобальный медианный возраст увеличится с приблизительно 30 лет в настоящее время до 36 лет в 2050 году, а доля пожилых людей будет расти во всех странах, кроме Нигера.

Медианный возраст в Японии, составляющий 47 лет, самый высокий в мире и, по прогнозам, к 2050 году увеличится до 53 лет.

Однако к тому времени медианный возраст в Южной Корее будет составлять 54 года. В 2050 году в 34 странах медианный возраст будет равен нынешним 47 годам в Японии или выше этого уровня. Людей в возрасте 15–24 лет сейчас на 32 процента больше тех, кому 60 лет и старше.

Но к 2026 году размеры этих двух групп сравняются. После этого число людей старше 60 лет быстро превысит численность молодежи. Такой переход уже имел место в 1984 году в странах с развитой экономикой и прогнозируется на 2035 год в менее развитых регионах.

Нежелательные эффекты Быстрое старение населения вызывает серьезную озабоченность, его предположительно связывают с множеством нежелательных явлений, таких как дефицит рабочей силы, замедление экономического роста, обвал рынка активов, бюджетные затруднения, финансовый крах пенсионной системы и системы здравоохранения и расточительное использование демографических дивидендов.

Тем не менее демографические изменения часто стимулируют компенсирующие корректировки динамики и технические и институциональные инновации. В период увеличения населения мира вдвое, с 3 млрд до 6 млрд человек, с 1960 по 2000 гг. делалось множество мрачных прогнозов.

Однако за эти четыре десятилетия глобальный доход на душу населения более чем удвоился, продолжительность жизни увеличилась более чем на 15 лет, а по набору школьников в начальные школы начальное образование во многих странах приблизилось ко всеобщему.

Старение населения, вероятно, вызовет аналогичные корректировки. Существует множество способов реализации потенциала, создаваемого увеличением продолжительности жизни для повышения благосостояния и снижения бремени.

Одна совокупность способов использует увеличение сбережений и расширение участия женщин в рабочей силе, вытекающие из снижения фертильности, возможно, с помощью мер политики, благодаря которым легче сочетать трудовую деятельность с семейными обязанностями.

Еще один способ предполагает увеличение фактического размера рабочей силы посредством направления значительных инвестиций на охрану здоровья детей и повышение уровня и качества образования.

Свой вклад могут внести и предприятия посредством реформирования методов работы с кадрами, с тем чтобы сделать рабочие места более ориентированными на пожилых работников, и расширения возможностей повышения и развития квалификации работниками всех возрастов.

Прочие механизмы защиты от последствий старения населения, вероятно, будут включать развитие технологий, например, по созданию "социальных роботов", помогающих людям в осуществлении жизненно важных физических и когнитивных функций, и модернизации городов, призванной способствовать большей активности и здоровью стареющего населения.

Корректировка сферы охвата системами общественного здравоохранения и пенсионного обеспечения, взносов в эти системы и выплачиваемых из них пособий также является естественной реакцией на давление на налогово-бюджетную сферу, обусловленное старением населения, хотя это связано с риском вызвать напряженность между поколениями.

Действенной мерой в связи с ограничением рынка труда, обусловленным старением населения, может быть повышение установленного законом пенсионного возраста.

Пенсионный возраст десятилетиями остается поразительно неизменным, даже в условиях кардинального увеличения продолжительности жизни.

Прогнозируемое снижение величины отношения населения трудоспособного возраста к населению нетрудоспособного возраста становятся значительно менее выраженным, если в следующей четверти века верхняя граница трудоспособного возраста будет повышена до 70 лет.

Конечно, пополнять рабочую силу населением старшего возраста целесообразно только в том случае, если оно обладает достаточным здоровьем для продуктивной деятельности.

Акцентирование внимания на профилактике заболеваний может сыграть важную роль в адаптации к старению населения.

Это включает приверженность более здоровому рациону, повышению физической активности, сокращению потребления табачных изделий и вредных алкогольных напитков и повышению уровня иммунизации взрослого населения от таких заболеваний как грипп, пневмококковая инфекция и опоясывающий лишай.

Иногда в качестве еще одного способа адаптации к старению населения предлагается также содействовать повышению темпов международной миграции из стран с "молодым" населением, например, в Африке, в страны со "старым" населением, например, в Европе.

Открыть шлюзы международной миграции в ответ на старение населения можно, но это вряд ли принесет заметное облегчение из-за социального и политического противодействия, оказываемого продолжительной массовой иммиграции в большинстве стран с высокими доходами.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
МВФ: демографическая

Поделитесь с друзьями: