InvestFuture

Новое правительство Турции: что ожидать?

Прочитали: 72

Среди задач своего кабинета новый премьер-министр Турции назвал нормализацию отношений с Россией. Но пока в Москве не рассчитывают на скорый прорыв. Хотя не исключают, что далее, переживающая непростые времена, Анкара прислушается к условиям, выдвинутым российской стороной после инцидента со сбитым СУ- 24.

Меньше врагов На днях, представляя в парламенте программу и состав своего кабинета, новый премьер-министр Турции Бинали Йилдирим заявил, что продолжит работу по нормализации отношений с Россией посредством диалога. Попутно новый глава правительства предполагает развивать отношения с другими государствами региона – Египтом, Израилем и Ираном, а также намерен добиваться полноценного членства в ЕС. При этом премьер Йилдирим выразил готовность увеличить число друзей Анкары и сократить количество врагов. Его заявления можно было бы считать обнадеживающими, хотя б потому, что день представления кабинета (24 мая) не был отмечен новыми инцидентами. При том, что 24 ноября 2015 г., когда было представлено предыдущее правительство во главе с Ахметом Давутоглу, турецкие истребители сбили российский бомбардировщик СУ-24, который, якобы, нарушил воздушное пространство Турции.

Президент России Владимир Путин расценил это как “удар в спину“. После чего Москва ввела ряд санкций, в частности, запретив экспорт овощей и фруктов из Турции, а также потребовав от туроператоров воздержаться от продажи путевок на турецком направлении. И поскольку Ахмет Давутоглу ранее заявлял, что российский самолет сбили по его команде (по утверждению оппонентов, подобные решения не входят компетенцию премьера), то происшедшую замену на премьерском посту, теоретически, возможно увязать с желанием Анкары помириться с Москвой.

Больше друзей После трагического инцидента с СУ-24 Москва обозначила конкретные условия для нормализации отношений с турецкой стороной, которые предусматривали принесение Анкарой извинений и возмещение ею ущерба потерпевшим, напомнил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Виктор Надеин-Раевский. Однако, констатировал он, пока в выполнении этих условий турецкое руководство не продвинулось ни на йоту. И хотя новый премьер, вероятно, и далее продолжит выступать с примирительными заявлениями, они, вряд ли, приведут к скорым реальным подвижкам.

К тому же, его назначение, в первую очередь, обусловлено внутриполитическими причинами. Как известно, Реджеп Тайип Эрдоган намерен усилить свою власть, тогда как, по конституции, полномочия премьера в Турции гораздо более существенны. Поэтому президент добился замены Ахмета Давутоглу, слывшего достаточно самостоятельной фигурой, на подконтрольного и лояльного ему Бинали Йилдирима. С тем, чтобы тот далее поспособствовал конституционному расширению полномочий главы государства с фактическим превращением парламентской республики в президентскую, уточнил Надеин-Раевский.

Отметим, бывший министром транспорта, судоходства и связи в предыдущем кабинете, Йилдирим считается одним из ближайших соратников Эрдогана. 22 мая он был избран лидером правящей Партии справедливости и развития и автоматически занял пост премьер-министра после того, как его предшественник из-за обострившихся разногласий с президентом объявил в начале мая о намерении уйти в отставку, При этом ряд министров из прежнего правительства сохранили свои портфели: в их числе, к примеру, министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу, а также министр энергетики, зять президента, Берат Албайрак, который, по информации СМИ, помог замять скандал с обвинениями в причастности к нефтяным сделкам с исламскими боевиками сына Эрдогана - Билала.

Дырки на ремне Тем не менее, рассказал “Вести.Экономика“ доцент департамента востоковедения и африканистики ВШЭ в Санкт-Петербурге Алексей Образцов, осуществить задачу по укреплению собственной власти в унитарной Турции Реджелу Эрдогану будет непросто. Как показывает пример той же Украины, президентская модель плохо сопрягается с унитарной формой госустройства. К тому же и сформировать необходимое для соответствующих изменений конституции большинство в парламенте будет достаточно сложно. Поспособствовать этому призван принятый в мае закон о лишении депутатов неприкосновенности от уголовного преследования. И, наверное, уже осенью станет понятно, насколько он окажется результативен: на сегодня прокуратура направила 138 представлений о лишении депутатской неприкосновенности, 101 из них касается представителей оппозиционных партий.

По словам Образцова, к осени также проявятся и первые результаты туристического сезона, который для Турции в этом году осложняется не только отсутствием отдыхающих из России, но и сокращением западноевропейских туристов на фоне обострившейся нестабильности и терактов. Как говорится, турецкое руководство станет более восприимчиво к чужим доводам, лишь когда у местных бизнесменов не останется дырок для дальнейшего затягивания ремней. Впрочем, следует понимать, что и во внешней политике задача нормализации отношений с Москвой сейчас не является для Анкары первоочередной, отметил доцент департамента востоковедения и африканистики ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Очевидно, что сегодня для турецкой стороны более актуальны проблемы, возникшие во взаимоотношениях с Евросоюзом после недавних прорывных договоренностей с Брюсселем по урегулированию кризиса беженцев. В частности, из-за нежелания Анкары изменить антитеррористическое законодательство теперь под угрозой оказались договоренности о предоставлении ЕС безвизового режима для Турции, а также о выделении ей компенсации в размере 3 млрд евро, которая в дальнейшем могла быть удвоена. В подобных обстоятельствах, полагает Алексей Образцов, замена Ахмета Давутоглу, подчеркивавшего перед западными лидерами собстванное отличие от Эрдогана, на послушного президенту Йилдирима, еще более осложнит достижение взаимопонимания с европейцами. При этом и на улучшение отношений с Россией, в отсутствие внешних воздействий, вряд ли, следует рассчитывать в ближайшие года два, резюмировал аналитик.

Сегодня у Реджела Эрдогана, перессорившегося со всеми, сложное положение, заметил ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН Александр Филоник. И порой, добавил он, складывается впечатление, что турецкий лидер либо неадекватно оценивает ситуацию, либо решил идти ва-банк, в том числе и во взаимоотношениях с Москвой, вероятно, понадеявшись, что та впоследствии “забудет” своему давнему партнеру инцидент со сбитым самолетом. Но теперь Анкара выступает с некими примирительными заявлениями и, похоже, при обострении критических обстоятельств она будет вынуждена стать более сговорчивой. И так как российские представители неоднократно заявляли о сохранении дружественных отношений с турецким народом, то в перспективе могут нормализоваться и официальные двусторонние контакты. Но, понятно, это не случится завтра, пояснил Филоник.

По данным Минэкономразвития РФ, товарооборот между Россией и Турцией в 2015 г. не превысил $18-19 млрд, против $31 млрд в 2014 г., а в 2016 г. ожидается его снижение еще на $800 млн. В Анкаре, правда, снижение товарооборота - на 38-40% - объясняют последствиями экономического кризиса. Очевидно, что здесь сказываются как результаты санкций, так и рецессии, ответил ведущий эксперт Института "Центр развития" НИУ ВШЭ Сергей Пухов. Но, несомненно, подчеркнул он, что дальнейшие перспективы сотрудничества двух стран прежде всего будут определяться политиками.

Одна из ключевых составляющих экономического двустороннего сотрудничества - туристическая сфера - точно, добавляет дырки в ремне. Как сообщили в Российском союзе туриндустрии, сейчас туристов из России в Турции практически нет. За первые девять месяцев 2015 г. их число уменьшилось до 2,4 млн человек (-21%) - с 3,2 млн в 2014 г.

Наталья Приходко

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Новое правительство

Поделитесь с друзьями: