InvestFuture

Фонд Inventis инвестирует в традиционный бизнес

Прочитали: 27

Частный инвестиционный фонд Inventis начал активно сотрудничать с РФПИ. В интервью Эвелине Закамской глава Inventis Йонг Квек Пинг рассказал о специфике работы китайских инвестиционных фондов и своем представлении о российском менеджменте.

- Какого типа частные инвестиции вы выбрали бы для России, какие особенности бизнес-культуры в России вы выделили бы?

- Это очень хороший вопрос. Бизнес частных инвестиций родом из США. Американская модель частных инвестиций заключается преимущественно в приобретении бизнеса. Я имею в виду, если у вас есть деньги, вы покупаете 100% акций компании, куда обычно включается и доля заемных средств. Так публичная компания становится частной, и вы можете делать с ней все что угодно. Такова американская модель выкупа контрольного пакета акций за счет кредита.

Наш бизнес частных инвестиций начался в Азии. В Азии другая бизнес-модель, которая наилучшим образом подходит для ведения и развития бизнеса частных инвестиций. Обычно в азиатской модели выкуп контрольного пакета акций за счет кредита не осуществляется. Мы не покупаем 100% компаний, мы инвестируем в частные компании. Во всем Китае мы делаем инвестиции только в частные компании. Например мы инвестируем $50 млн и повышаем эффективность деятельности компании. К примеру, мы помогаем улучшить производственно-сбытовую цепь и управленческие навыки. Мы помогаем компании развиваться.

В Азии такой вид бизнеса более популярен и более целесообразен. Основной целью является развитие и рост компании. И в этом существенное отличие этой модели от моделей выкупа за счет кредита. Я думаю, что такой бизнес актуален и для России. В стране очень много компаний, и я говорю не только о Москве, но и, например, о Дальнем Востоке. Есть большое количество хороших частных компаний, которые производят качественные товары и владеют современными технологиями, но которые по тем или иным причинам не смогли получить банковский кредит.

И роль банка в таких случаях играем мы. Мы инвестируем в компанию, и при этом контрольный пакет акций остается у ее владельца. Мы получаем небольшой процент акций. Мы не только предоставляем капитал, но и повышаем эффективность деятельности компании. Как мы можем повысить эффективность деятельности российских компаний? Мы можем помочь российским компаниям, которые хотят выйти на рынок Китая, Южной Кореи, Японии или стран Юго-Восточной Азии. Я думаю, что это замечательная возможность для всех частных компаний в мире.

- Для вас принципиально, в какие направления экономики вы можете инвестировать, если вы сказали, что в России достаточно компаний с технологиями, то, скажем, какого рода эти технологии?

- Наши инвестиции в Китае сильно отличаются от представления об инвестициях, навязанных интернетом и сферой электронной коммерции. Мы хотим инвестировать в традиционный бизнес в странах, в которых законодательство позволяет нам это делать. Некоторые отрасли мы не рассматриваем, но мы заинтересованы, например, в обрабатывающей промышленности, в механическом оборудовании. В России есть замечательные технологии в области производственного оборудования, в горнодобывающей отрасли, в пищевой промышленности и даже в сельском хозяйстве.

При этом мы не рассматриваем отдельно взятые компании в том или ином секторе. Мы рассматриваем всю производственно-сбытовую цепь. Сюда включаются логистика, транспортировка и все остальное. Мы анализируем от 300 до 500 компаний в год и выбираем среди них лучшие, которые могут вписаться в нашу инвестиционную парадигму и вкладываем в них средства. Я не могу перечислить вам все технологии, в которых мы заинтересованы, но я могу привести вам один пример.

Например, Китай в настоящее время пытается развивать свою автомобильную промышленность, но соответствующих технологий нет. Возможно, мы сможем найти в России какую-нибудь компанию, которая занимается производством автомобильных деталей. Тогда мы будем инвестировать в эту компанию и ее технологии средства. Я думаю, что для нас очень важно иметь хороших российских партнеров, заручиться поддержкой российского правительства и министерств, с тем чтобы они могли посоветовать нам хорошие компании. Тогда мы сможем с легкостью делать свою работу.

Получить средства в России или вне ее пределов не так сложно, но найти хорошую компанию, в которую их инвестировать, сложнее. Раньше, когда мы инвестировали в компанию деньги, мы рассматривали план на ближайшие 5 лет. Сейчас, к примеру, я вложу в компанию 50 млн долларов, какую прибыль она будет приносить через 5 лет? Мы должны быть уверены в том, что вложения себя в конечном счете оправдают. Если подвести итог, то мы будем рады сотрудничать с российским правительством и министерствами и предоставить российским компаниям капитал, чтобы они могли развиваться.

- Насколько для китайских инвесторов, можете ли вы здесь ответить за всех инвесторов или только за себя, важны государственные гарантии и участие государства в тех или иных проектах, если мы говорим о России?

- Собственники капитала из фондов прямого инвестирования в большинстве случаев связаны с государством, потому что такие фонды в Китае не слишком хорошо развиты. На этой, первой, стадии развития, вы совершенно правы, задействованы либо государственные компании, страховые компании, либо муниципальные правительства. Они выбирают управляющую компанию фонда и предоставляют ей средства. Управляющая компания фонда гарантирует успешное вложение денег. Мы несем ответственность за все инвестиции в России. Нам предоставляет средства китайское правительство, и мы инвестируем их от его имени.

Опять же, я считаю, что нам нужно заручиться поддержкой России, которая может помочь нам быстрее развивать российские компании. Если мы посмотрим на структуру фонда прямого инвестирования: в первый раз, когда мы инвестируем средства в российскую компанию, мы используем наш первый фонд.

Но если инвестиция оказывается неудачной, то первая инвестиция становится последней. Когда мы вкладываем средства, мы всегда думаем о последующих прибылях. Мы хотим быть уверенными в том, что первая инвестиция будет безопасной и окажется удачной. Мы принимаем для этого все необходимые меры.

- Когда мы говорим о частных российских инвесторах и о возможности вкладывать средства в новые проекты, мы, как правило, говорим о так называемых капитанах бизнеса, это большие российские олигархи. Вам удавалось с кем-нибудь из них встретиться и вести переговоры, как вы оцениваете эту особенность российского инвестиционного климата?

- Я посещал Москву 4 раза и встречался со многими олигархами и представителями государственных корпораций. Мы обсуждали с ними наши инвестиции в Россию, нашу структуру фондов, и они нас полностью поддерживали. Большинство людей, с которыми мы встречались, говорили: это хорошая идея, давайте попробуем. Потенциальные российские инвесторы проявляли интерес к нашему проекту. Но, как я уже говорил, одних только российских инвесторов может быть и недостаточно. Наилучший вариант – объединить их усилия с условиями иностранных инвесторов.

На данный момент пока я не могу сказать, что я полностью счастлив. Да, потенциальные российские инвесторы проявили интерес к проекту. Но пока остается непонятным, как именно мы будем сотрудничать. Я не уверен, одинаково ли мы понимаем цели фондов прямого инвестирования. Необходимо проводить дальнейшие переговоры. На данный момент мы сотрудничаем с 10 или 20 потенциальными инвесторами. И если мы будем продолжать работать с хотя бы половиной из них, все будет хорошо.

- Просто у нас нет других ресурсов, где можно было бы привлечь частные средства. Я знаю, что в Китае очень развито привлечение средств муниципалитетов, регионов. У нас таких возможностей нет. И получается, что все ресурсы сосредоточены только у нашего крупного бизнеса.

- Это не проблема. Именно поэтому, как я говорил, мы не ожидаем 100%-го инвестирования со стороны России. Нужна только небольшая часть. Основная часть средств может поступать из других стран, например из Китая, Южной Кореи, Японии или стран Юго-Восточной Азии. Но мы хотели бы, чтобы и российские деньги тоже были задействованы, потому что российские компании лучше всего осведомлены о состоянии рынка.

Они могут помочь повысить эффективность нашей деятельности. Необязательно, чтобы нас поддерживали все российские компании, достаточно нескольких. Кроме того, это необходимо для начала финансирования надежных частных компаний. Как я уже говорил, получение денег – это только первый этап, а поиск хороших частных компаний – второй. Найти хорошие частные компании очень важно. Инвестиционный капитал же может на 20% быть из России и на 80% - из других стран.

Я считаю, что наш первый российско-китайский фонд может быть не таким уж крупным. Скажем, $200 млн достаточно для того, чтобы вложить их в 10 компаний, извлечь уроки из этой инвестиции и получить необходимый опыт. Когда фонд вырастет, он будет крупным. Такой же опыт у нас был в Китае. Мы начинали с фонда размером $200 млн, а впоследствии он вырос до $800 млн, а затем и до $3 млрд. Когда вы понимаете, как работает рынок, когда вы понимаете, как делать инвестиции, вы развиваетесь. Я считаю, что начать этот процесс, процесс инвестирования в Россию, очень важно. Я уже говорил, что это не обязательно должна быть Москва, нужно помочь российским компаниям.

Это крайне важно. В результате будут созданы новые рабочие места, будет развиваться экономическая деятельность. Это важно для развития городов. Москва развита и так. Но ведь есть огромное количество других городов. Мы поняли это в Китае и теперь хотим внедрить эту модель и в России.

- Я надеюсь, вы правильно поймете мой скептицизм. Просто российские крупные компании сегодня создают инвестиционные фонды, в том числе частные, и вкладывают эти средства в стартапы, например в Израиле. Так, например, делает компания "Роснано". У нас очень часто оказывается, что иностранные инвесторы думают о нас лучше, чем мы сами. Поэтому если можете чем-то поддержать нас, попробуйте.

- Да, все верно. За долгие годы успешного экономического развития в России появилось, я считаю, множество хороших компаний и качественных технологий и товаров.

- Что вы можете сказать о проблемах китайской экономики? Сегодня у многих экспертов вызывает некое недоверие и напряжение тот факт, что китайская экономика продолжает накапливать долги и очень многие инвестиции совершаются за счет заемных средств, за счет роста кредитов. Не боятся ли в Китае повторить путь Японии 20-летней давности?

- Да, многие люди говорят о высоком уровне долга. Но если посмотреть на статистику, этот долг не такой уж запредельный. Он не составляет 0,0001% от уровня ВВП. Важно помнить и о том, что в Китае очень высокие нормы сбережений. Люди очень много денег откладывают на будущее. И, несмотря на то что, как вы говорите, долг страны большой, уровень сбережений столь же высок. По моему мнению, для Китая это не такая и большая проблема.

В прошлом апреле китайский лидер заявил, что Китаю нужен не просто рост, а качественный рост. Нам нужно замедлить развитие экономики и сконцентрировать свое внимание на качественном росте. Я думаю, что такая мера предоставит Китаю некоторое время на точную регулировку экономики.

- В чем вы видите разницу и что общего между российскими и китайскими бизнесменами, если говорить об их зависимости от государства?

- Мне нужно немного подумать. Я считаю, что китайские бизнесмены более агрессивные. Китайские бизнесмены, предприниматели и владельцы компаний преимущественно проводят всю жизнь в погоне за клиентами и захватом определенных сегментов рынка. Также они и всю свою карьеру пытаются получить большее количество ресурсов, и за счет получения этих ресурсов и завоевания сегментов рынка развивается их бизнес.

Но у них существует определенная проблема в плане управленческих навыков. Если сравнивать российских и китайских бизнесменов, то последним нужно улучшить управленческие навыки. Они пока что до сих пор не соответствуют международным стандартам. Но китайцы понимают, что им необходимо обучение и проходят курсы МВА и EMBA.

Я считаю, что у российских бизнесменов очень хорошие управленческие навыки. Они знают, как управлять компаниями, они не просто пытаются завладеть ресурсами и установить им нужные отношения, нет, они знают, как управлять компаниями. Что касается управленческих навыков, я считаю, что российские бизнесмены находятся на более высоком уровне, чем китайские. Но у российских бизнесменов есть другая проблема – ограниченность размеров рынка.

Им нужно думать о том, куда продать производимый ими товар. Поэтому российские бизнесмены, наверное, будут искать новый капитал и новые рынки, чтобы их компании развивались на международном уровне. У китайских бизнесменов доступный рынок куда больше, но для того, чтобы его завоевать, нужны управленческие навыки. Так что у них разные проблемы. Российские бизнесмены высокопрофильны и эрудированы.

Они знают историю, они знают технику производства и так далее. Но рынок, на котором они могут продавать свои товары, ограничен. Может быть, они удовлетворены тем, что у них уже есть, и они просто хотят передать бизнес своим детям. Китайские предприниматели, как я уже говорил, очень агрессивные. Они постоянно думают о том, как сделать компанию больше. Я думаю, что им необходимо получать образование в области бизнеса или нанимать себе талантливых сотрудников, которые будут им помогать.

- Но поскольку в Китае в основном бизнесмены все-таки получают западное образование, означает ли это, что вам сегодня легче понять, проще иметь дело с западными бизнесменами, с американцами, с европейцами?

- Нет, не совсем. Так называемое западное образование в Китае только появляется. Нельзя сказать, что в Китае оно существует давно. Но владельцы китайских компаний в последнее время записываются на курсы по администрированию бизнеса. Иногда они, правда, не совсем понимают, зачем именно нужны эти курсы. Западное образование в Китае пока еще не так популярно, и бизнес-школам, помимо студентов, требуются еще и хорошие преподаватели. Если сами преподаватели будут среднего уровня, то у них никогда не будет успешных студентов.

Я думаю, Китаю нужно много хороших профессоров, которые могли бы обучить бизнесменов предпринимательскому искусству, научить их эффективно вести дела. И здесь дело не в западном или в восточном образовании. Просто в Америке и Европе успешно преподается менеджмент – система управления крупными компаниями. Я думаю, не стоит делить образование по географическому признаку. Этими навыками могут овладеть как европейцы, так и азиаты.

- Когда говорят о российско-китайских деловых отношениях, то всем представляется странным, но очень важными отношения российских и китайских культур.

Мы очень мало знаем друг о друге, если исключить советский период, почему-то испытываем друг к другу странную нежность и расположенность. Как, на ваш взгляд, это может помочь нам выстраивать наше деловое сотрудничество?

- Это странно, потому что Китай и Россия соседи. Мне тоже это кажется странным, потому что своих соседей нужно знать. Я думаю, дело в том, что обе страны очень большие, у них длинные пограничные линии. Как вы знаете, во времена "холодной войны" и в другие исторические периоды люди были больше заинтересованы в политике, чем в бизнесе или просто в жизни.

Теперь эти периоды завершились, а нам нужно построить более конструктивный диалог между китайским народом и российским народом. Нам нужно больше общаться друг с другом и проводить различные форумы. Мы надеемся, что это произойдет в скором будущем. Нужно организовывать деловые форумы и также заниматься популяризацией туризма, чтобы в Россию приезжало больше туристов из Китая, а в Китай - больше туристов из России.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Фонд Inventis

Поделитесь с друзьями: