InvestFuture

Гутенев: производство повышает шансы на развитие

Прочитали: 44

- Государственная Дума сформирована. Появился новый спикер. Главное, что мы теперь знаем, какие партии и в каком количестве будут в этой новой Думе представлены. У всех у них есть экономические программы, мы в течение этой недели обсуждали уже экономические программы ЛДПР, «Справедливой России» и коммунистов. Естественно, пришло время партии «Единая Россия», главной по значению. Конституционное большинство все-таки ко многому обязывает. С удовольствием представляю нашего гостя – Владимир Гутенев, первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности и член партии «Единая Россия». Владимир Владимирович, здравствуйте.

- Во-первых, поздравляю вас, что у «Единой России» конституционное большинство. Это с одной стороны обязывает, с другой стороны развязывает руки. Можно делать какие-то вещи, которые вы считаете правильными. С другой стороны ГД – это место экономических дискуссий.

- Ну, судя по тому, как проходили дискуссии в шестой созыв, то абсолютно уверенно могу сказать, что, конечно же – место. Но, я не стал бы сравнивать лозунги и тезисы с программой партии. Предвыборный процесс, он накладывает определенный отпечаток на те заявления, которые парламентские оппозиционные партии излагали в массы. Конечно же, «Единая Россия» здесь отличается.

Мы отвечаем за те слова, за те прогнозы, за те решения, которые предпринимаем. И поэтому, возможно, наши подходы чуть более консервативны, но это только лишь потому, что мы прекрасно понимаем, экономические решения очень тесно связаны с тем внешним политическим давлением, которое обязует нас большие резервы оставлять. Конечно, хотелось бы, чтобы и процентная ставка по кредитам снижалась быстрее, очень хотелось бы больше наполнять социальные блоки бюджета. Но, с другой стороны, мы понимаем, что то давление, которое есть, не позволяет снижать траты на безопасность.

Причем, безопасность – это не только оборона, это и продовольственная безопасность, и технологическая безопасность, ну и экономическая безопасность. Поэтому, с одной стороны использовать тот шанс, который есть у нашей экономики. А шанс заключается в том, что ослабление рубля, ситуация, когда мы можем импортозамещать не просто продукцию не особенно сложную. Речь идет о том, что крупные европейские компании, которые на протяжении десятков лет проникали на наш рынок со сложной продукцией, начиная от турбин, станков, сейчас столкнулись с такой дилеммой – или они утратят наш рынок перед натиском и демпингом юго-восточной Азии, или они, для того, чтобы сохранить рынок, но не нарушить собственные законы, будут не просто поставлять сюда оборудование, а создавать производство. И я с большой радостью вижу, как в той же Ульяновской области, в Ульяновске запущен замечательный завод, производящий самые современные станки немецко-японской фирмы DMG MORI SEIKI AG.

На мой вопрос, почему не раньше, почему только сейчас, ответ прозвучал – что раньше мы с большим удовольствием, без локализации, поставляли оборудование. А сейчас для того, чтобы сохранить рынок, сохранить дилерскую сеть, пост гарантийное обслуживание, у нас не остается другого выхода, как организовывать производство на российской территории. Портфельных инвестиций стало меньше, а инвесторов из евроатлантистов и из юго-восточной Азии реально стало больше.

- Вот это то самое место, с которого надо было начать разговор об основных тезисах программы «Единой России». Очень важно, что вы показываете таким примером, есть потребность в инвестициях у наших производителей, у наших компаний внутри страны. Мы за то, чтобы спрос российский внутренний поддерживать или за то, чтобы его сдувать? Потому, что мы сейчас пытаемся добиться, так сказать, финансовой и монетарной дисциплины? Здесь я уже пытаюсь играть на тех противоречиях, которые есть внутри правительства.

- Это есть противоречия, и я считаю, что здесь, конечно же, избыточно консервативная политика, которая стерилизуя денежную массу, с одной стороны уберегает нас от ошибок и потрясений, с другой стороны не дает полноценно использовать ту возможность импортозамещения, те объемы потребления кредитной массы, если бы у нас проценты были на уровне 4-5-6 процентов годовых. Мы понимаем, что кредитование реального сектора шло бы гораздо более динамично. Вот здесь надо найти разумный баланс. Разумный баланс, который позволил бы, с одной стороны развивать наше отечественное производство, и отдельные примеры, кстати, успешно реализуемые Минпромторгом мы видим.

Фонд развития промышленности – он очень мал, 20 миллиардов рублей – это, в общем-то, копейки, его можно было бы увеличивать. Причем, как мне кажется, мы могли бы те предприятия, которые подали заявки, прошли горнило отбора, но не получили ресурсы. В прошлом году было всего лишь 24 предприятия, на 20 миллиардов. Но, софинансирование было порядка 160 миллиардов. Но, десятки и сотни предприятий, которые эти ресурсы не получили, поскольку, деньги закончились на этапе прошлого года. В этом году также выделено 20 миллиардов. Мне кажется, что надо смелее использовать те наработки Минпромторга и специально уполномоченные банки, где, как мы видим, по гособоронзаказу вполне нормально и прозрачно реализуются подкрашенные деньги, которые не могут уйти на спекулятивный банковский рынок.

Выделять деньги под ограниченную маржинальную наценку, чтобы они под 5-6% годовых приходили в реальный сектор. Мне хотелось бы привести удивительный пример, который за последние два-три года помог возродить наше сельхозмашиностроение. Депутаты нашей фракции внесли поправки в бюджет, которые позволили в соответствии с законом «1432» выделять субсидии аграриям, которые покупают отечественную машиностроительную сельхозтехнику. Ну, в первую очередь зерновые комбайны, трактора. Первый год дотация была 10%, потом 15, сейчас 25%. Благодаря этому, не смотря на то, что в Европе происходит спад сбыта сельхоз техники, «Россельмаш» нарастил объемы поставок на 27% в прошлом году, и на 21% объем выпуска. То есть, они продали даже больше, чем выпустили, они распродали склады, которые у них были.

Аналогично, прекрасно работает программа «Третий лишний» в области фармацевтики. Это тоже, в общем-то, замечательная находка Минпромторга. И мы в партийной дискуссии, в выработке стратегии, поддержали ее. Которая очень проста – то есть, если на нашем рынке есть два и более российских производителя, зарубежный производитель не может прийти. Если же только один наш, то для того, чтобы он не пользовался доминирующим положением и была конкуренция, тогда зарубежные производители допускаются. Но, они стоят в очередь, для того, чтобы локализоваться у нас. Они понимают, что нужно становится вторым или третьим, десятый уже не будет в рынке играть.

То есть, для нашей партии чрезвычайно важно, с одной стороны развивать реальный сектор промышленности. Но, не менее важно поддерживать малый и средний бизнес. И как раз мы, вместе с нашими коллегами, смогли внести поправки в закон о федеральной контрактной системе, который увеличил долю с десяти до пятнадцати процентов малого и среднего бизнеса в госконтрактах. К сожалению, производственные мощности пока не позволяют полностью воспользоваться малым и средним предприятиям этой квотой. Но, то, что она за ними закреплена, не просто рассчитывать или надеяться, а быть уверенным в том, что при наличии кредитных ресурсов мы увидим не просто увеличение объемов производства, но и увеличение реальных рабочих мест. Причем, мест с очень высокой компетенцией и, соответственно с достаточно высокими зарплатами.

- Прекрасные ответы, Владимир Владимирович. И в режиме блиц, если позволите, времени не очень много. Центральный банк должен быть ответственен за экономический рост или только за таргетирование инфляции?

- Обязательно.

- Налоги, если сейчас вообще рассуждать на тему такой стабильности, во-первых, с точки зрения налоговой нагрузки, а с другой стороны с точки зрения доходов бюджета, стоит ли менять новую систему?

- Должны быть стабильные правила, и поэтому плоская шкала, неизменность налогов, льготы малому и среднему бизнесу – это те условия, при которых будет самая важная составляющая – это доверие. Доверие, которое позволяет гражданам инвестировать в свой собственный бизнес, позволяет покупать долговременные ценные бумаги, делать вклады в банки. То есть, неизменность правил игры, причем, не только для россиян, но и для зарубежных компаний. Не случайно, Минпромторг реализует в рамках промышленной политики, специальные инвестиционные контракты, где условия неизменны.

- Такая штука, как ограничение хождения, хотя бы спекулятивного капитала, стоит того, чтобы ее обсуждать?

- Я думаю, стоит обсуждать налог на обмен валюты для юридических лиц. То есть, «физики» не облагаются налогом, но если это юридические лица, которые играют на кросс курсах, выводят деньги в банковскую сферу, то, соответственно взимание сотых долей процента будет не обременительно для реального сектора экономики, который покупает валюту для закупки станков, оборудования, комплектующих, сырья. Но, он поставит жесткий препон для спекулятивного капитала на валютных рынках.

- Ну, и развитие предпринимательства и бизнеса разных видов. Вот министр труда и соцзащиты, например, не видит разницы, с точки зрения налогообложения, например, взимание социального налога, между «Газпромом» скажем и IT компанией. Ну, я «Газпром» условно называю, просто крупная компания с большим инвест обязательством. И там в этой структуре расходов не очень большой долей заработной платы, и IT компании, где это 95% расходов. Вы видите?

- Ну, с одной стороны тот налоговый маневр, который все больше и больше нагрузки возлагает на энергодобывающий сектор, энергоперерабатывающий, к нему тоже надо относиться аккуратно. Должны оставаться деньги и на техническое перевооружение и на подготовку кадров. И, самое главное на изыскание новых мест добычи – это тоже очень важно. Но, с другой стороны, те направления, о которых вы говорили, направления очень наукоемкие поизводства, где человеческий капитал играет важнейшую роль, и этот бизнес очень мобильный, потому что, удаленный офис можно разместить где угодно. Вот здесь очень важно и здесь мы работаем с территориями, чтобы те благоприятные условия, которые можно создавать для инвестора – определенные льготы, технопарки, производственные долины. Вот это чрезвычайно важно и я считаю, что льготы для IT и подобного бизнеса обязательно должны присутствовать.

- Владимир Владимирович, я вам желаю успехов.

- Спасибо.

- У вас сейчас есть вообще все, что нужно вам, для того, чтобы реализовывать эти идеи, конституционное большинство в Думе ко многому обязывает и дает возможность, еще раз повторюсь. Владимир Гутенев – первый заместитель председателя комитета Госдумы по промышленности, член партии «Единая Россия» был в программе «Экономика. Курс дня».

Беседу провел Алексей Бобровский.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Гутенев: производство

Поделитесь с друзьями: