InvestFuture

Кузнецов: Северный Кавказ ставит на инвестиции

Прочитали: 31

О достигнутых результатах и перспективах развития регионов Северного Кавказа и курортном сборе рассказал в интервью Лев Кузнецов, министр по делам Северного Кавказа, на Международном инвестиционном форуме в Сочи.

- Какова повестка Министерства по делам Северного Кавказа на Международном инвестиционном форуме в Сочи?

- Повестка та же, что и для всей России, которую анонсировал председатель правительства Дмитрий Медведев. Это социально-экономический рост через проектный метод развития нашей экономики. И мы уже год назад, в том числе и в этой студии, говорили, что основной вызов для Кавказа - это все-таки в дополнение к устранению социальных диспаритетов обеспечить привлечение инвестиций. И мы сегодня услышали, что как раз возможность обеспечения экономического роста реализуется только исключительно за счет привлечения инвестиций. Конечно, много есть и других факторов, но главное - этот показатель. Дмитрий Медведев назвал цифру в своей статье, это где-то 24% от объема ВВП, другие эксперты говорили, что должно быть больше 30-ти. Но все-таки повестка - это найти партнеров, частных инвесторов, которые пришли бы на Кавказ и реализовали проекты конкурентоспособные как в региональном, российском масштабе, так и в международном масштабе. У нас такие проекты есть, они представлены сегодня на стенде Северо-Кавказского федерального округа. Это и туристическая компонента, это и промышленная компонента, это у нас компонента образовательная.

Основная логика нашей госпрограммы следующего года - к счастью, мы имеем специальный инструмент поддержки инвесторов, - это госпрограмма, где государство не только создает условия, но и готово быть партнером на первом этапе для бизнеса на Кавказе, все-таки потому, что имидж Кавказа, он еще пока противоречив для того, чтобы реализовать проекты, конкурентоспособные, дающие социальное и экономическое развитие субъектов Северо-Кавказского федерального округа.

- Вы только что сказали о том, что вопрос развития Кавказа поднимались уже давно и в прошлом году здесь они тоже обсуждались. Каковы успехи, удается ли привлекать инвестиции, каковы экономические показатели по итогам первого полугодия? Насколько я понимаю, пока о каких показателях мы можем говорить?

- Вот как раз показатель привлечения инвестиций у нас пока имеет отрицательную динамику, но это очевидно, потому что основной все-таки объем инвестиций был и до настоящего момента остается государственный, и наша задача при сжатии в целом возможностей бюджета как раз находить те проекты, которые были бы эффективны и обеспечивали бы рост инвестиций за счет частных инвесторов. Но, несмотря на эту отрицательную динамику, инвестиции носят устойчивые темпы развития.

По промышленности это 103,7%, и, что очень важно, в основном это рост за счет обрабатывающих отраслей. Сельское хозяйство – более 102%, но я могу сказать, к примеру, сейчас уже сентябрь конец, и Ставропольский край собрал урожай – 9 млн тонн зерновых. Если ранее в среднем по статистике собирали на уровне где-то 7 млн тонн, в прошлом году было 8 млн тонн, то в этом году мы имеем такие уникальные показатели. И это в первую очередь благодаря федеральной программе поддержки агропромышленного комплекса, это и те технологии, которые внедряются, ну и в конечном итоге это вера инвестора, который вкладывает деньги в развитие ОПК и в рамках программы импортозамещения и программы продовольственной безопасности по всему СКФО, но и на Ставрополье в том числе.

Поэтому такие сухие цифры показывают, что у нас есть позитивная динамика. Хотя мы понимаем, что база, от которой эта считается динамика, она низкая и наш ключевой вызов - это все-таки дальнейшее развитие реального сектора экономики. К счастью, сегменты для этого у нас есть, и мы можем быть конкурентоспособные.

- Урожай в этом году действительно хорош. Мы знаем не только по цифрам, но и по решениям разрешить экспорт, ну просто избыток есть по определенным товарным позициям. Я хочу перейти к другим отраслям, которые развиваются на Северном Кавказе. Туристическая сфера. Прорабатывался недавно вопрос так называемого курортного сбора, введение этого сбора. Первый вопрос – когда он может быть внедрен? И второй вопрос – не преждевременно ли вводить такие меры, потому что это все же некое ограничение туристов, они понимают, что им нужно будет что-то заплатить. А не отпугнет ли это туристов от пока еще развивающейся индустрии?

- Этот вопрос очень внимательно обсуждался на президиуме Госсовета, который президент проводил в Алтайском крае. И были там представлены следующие показатели. Что по природо-лечебным факторам, по изменяющемуся состоянию гостиниц, месторазмещению наших санаториев мы, в принципе, очень конкурентоспособны. Но состояние городской курортной инфраструктуры за последние годы сильно деградировало. И сегодня для туристов важен комплексный пакет. Не только где он размещается, как его лечат, к примеру, кто едет на сантур, но очень важна курортная инфраструктура. Именно она играет не менее важную роль при выборе нами места, куда мы поедем отдыхать.

Цель курортного сбора как раз за короткий промежуток времени обеспечить комплексную конкурентоспособность наших курортов, нацеленную на то, чтобы не отпугивать отдыхающих, а создавать тот пакет услуг, который бы привлекал дополнительно туристов как внутри страны, так из-за рубежа. К счастью, статистика показывает, что курортный сбор, в принципе, это не является какой-то российской новацией.

Во многих странах эта уже давно практика существует, и на горнолыжных курортах и там, где люди едут на море за солнцем, или там, где есть культурно-познавательный туризм.

Поэтому наша задача найти тот здоровый баланс, и мы его сейчас прорабатываем, который позволял бы обеспечить доступность, при этом защищая социальные группы определенной категории людей, в то же время обеспечить строго целевой характер, президент на это особо обратил внимание, что эти деньги должны расходоваться по закрытому перечню направлений. Но и самое главное, что право вводить или не вводить окончательно будет даваться регионам.

Мы на федеральном уровне планируем установить максимальную ставку, определить льготные категории, направления расходования средств, а уже каждый субъект, каждый курорт будет принимать решение в каком размере, когда вводить. Потому что мы слышали, например, выступление главы Алтайского края, он сказал: мы пока подождем. Краснодарский край говорит: мы хотим. Поэтому вот это уже будут решать региональные власти, что дает им возможность, учитывая тренды, увидя отдачу, в первую очередь по турпотоку, принимать решения о введении, размерах или отказа от этой возможности.

- Как будет организована процедура курортного сбора? Когда он может быть введен и допущен к введению на федеральном уровне и как он будет рассчитываться? Вы говорили о ставке. Может быть, мы представляем, какова она, будет ли это сбор в зависимости от количества дней, которые человек проводит на курорте, или это будет просто единовременный, единоразовый сбор?

- Первое, что все-таки у нас есть задача в рамках этого года подготовить проект закона, который внести в правительство и уже после одобрения на правительственной площадке внести в Госдуму. Поэтому я думаю, что, скорее всего, в этом году будет проект закона подготовлен и внесен в Госдуму. По крайней мере такие планы мы имеем. После принятия, наверное, это или конец следующего года, или начало 18-го года, когда этот механизм может заработать. Ну а как будет это, ну мы знаем разные практики. Будем обсуждать. Есть посуточная оплата, есть какой-то разовый сбор. Я думаю, что здесь уже вместе с регионами мы постараемся найти или универсальный механизм, или дающий право идти той или иной дорогой, но при этом не выше все равно общей стоимости, которую человек может заплатить в рамках реализации этого закона.

- Есть еще один интересный туристический проект. Это так называемый "Великий шелковый путь", кавказская часть "Великого шелкового пути". Туроператорам из России и Китая уже представляли этот проект.

- Ну, мы на Кавказе прорабатываем как раз наш сегмент маршрута "Великого шелкового пути", который сейчас реализует Китайская Народная Республика, так как он проходил через Кавказ. Мы видим в целом, что китайский турист на 50%, вот по отчетам, которые есть за это полугодие, вырос турпоток из Китая, но в первую очередь это, конечно, Москва, Санкт-Петербург, это приграничные регионы.

Наша задача - именно ту заинтересованность, которую сейчас Китай проявляет к изучению, к познанию этого маршрута, максимально конвертировать в развитие экономического и социального потенциала Кавказа. У нас такой потенциал есть, мы такой продукт предложили китайским туроператорам, они выразили заинтересованность, но еще много что предстоит сделать: от того, чтобы пакет был комплексный, был конкурентоспособный, и в конечном итоге количество, кто приезжает, постоянно увеличивалось.

- Как этот большой китайский проект вы будете инкорпорировать в экономические планы, может быть, в логистические как-то? Что вы намерены развивать еще?

- У нас уже есть еще один проект – это Каспийский кластер. Но он тоже как раз часть того же Шелкового пути. Именно это север-юг и восток-запад. И после снятия эмбарго с Ирана, мне кажется, что для нас максимально критично важно воспользоваться конкурентным преимуществом вот этой транспортной хордой, которая у нас есть на Каспии, для того чтобы и туристический поток, и товарные грузы как в Китай, в Индию, так и, наоборот, из этих стран в страны Северной, Западной Европы максимально проходили через наши транспортные артерии и это способствовало социально-экономическому развитию транспортной доступности и в конечном итоге оказывало положительное влияние на развитие регионов не только Северного Кавказа, потому что мы говорим и про Астраханскую область и другие регионы.

- Какие именно порты планируете развивать в рамках этого проекта?

- Понятно, что я отвечаю за Северный Кавказ, поэтому для меня это в первую очередь Махачкала. Но мы в целом сейчас, это, скажем так, проект находится в бизнес-идее, еще требует углубленной проработки, но это мы хотим интегрировать всю инфраструктуру, которая есть на Каспии. Это и Астрахань, это и порт Оля, это и Махачкала, и потенциал развития города Каспийска. И очень важно не создавать конкуренцию, а наоборот, и наше такое целеполагание найти специализацию каждого из них и за счет синергетического эффекта сформировать наиболее качественный продукт для грузоотправителей, грузополучателей. Потому что наши соседи не дремлют: и Казахстан, и Азербайджан реализуют, имеют такие же проекты, и они борются за то, чтобы через их инфраструктуру портовую, железнодорожную пошли грузы. Поэтому здесь кто будет первым, тот и одержит победу и снимет самые сливки.

- Горнолыжные курорты. Ожидается ли здесь увеличение туристического потока, какие новые проекты?

- Это один из наших приоритетов, потому что это имеет не только экономический, но очень важный социальный эффект для занятости людей, которые проживают в горной местности, для самозанятости не только в туристической отрасли, но и в сельском хозяйстве. И мы здесь в рамках нашей госпрограммы планируем и дальше развивать эти курорты. Уже у нас, вы знаете, развивается динамично Архыз, Эльбрус. В следующем году мы надеемся Ведучи пригласит первого горнолыжного туриста уже в Чеченскую Республику. Есть у нас Матлас в Дагестане - также проект. Поэтому мы верим в эти проекты.

Видим уже по статистике, что из года в год количество туристов приезжающих растет. Видим инвесторов, которые уже пришли и вкладывают инвестиции в создание необходимой инфраструктуры гостиничной, общественных мест питания, проката горнолыжного. Но и самое главное – мы реализуем и в социальный проект. Мы приучаем ребятишек кататься на лыжах, создаем эту культуру, при этом бесплатно, как бы у нас есть специальные программы. И надеемся, что этот проект не только социальный, он реально экономический. Очень много государств за счет туризма сегодня развиваются и имеют качественный результат.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Кузнецов: Северный

Поделитесь с друзьями: