InvestFuture

Мантуров подписал два крупных инвестконтракта

Прочитали: 42

О заключенных контрактах, мерах стимулирования промышленности, расширении экспортного потенциала рассказал в интервью Денис Мантуров, глава Минпромторга России, на Международном инвестиционном форуме в Сочи.

Денис Валентинович, в основной день форума при вашем участии были подписаны два инвестиционных контракта. Расскажите, что это за соглашения?

Это два специальных инвестиционных контракта. Один из них с компанией DMG-Mori Seiki Ульяновской области в части создания и расширения мощностей по производству станкостроительной продукции, фрезерных, токарных станков. Коллеги исходят из того, что к 2018 году они должны выйти на объемы производства до 1200 единиц в год по шести наименованиям современной технологической продукции. Это будет крупнейший станкостроительный завод в Европе, и самое главное то, что на базе этого проекта будет создаваться инженерный центр, где будут работать наши российские специалисты.

Инженерный центр будет занят проектированием, созданием новых станков, и таким образом мы будем еще и развивать экспортный потенциал этого проекта, для того чтобы поставлять оборудование уже в третьи страны с российской площадки.

Второй контракт был подписан с "Лифгидромашем" и Орловской областью на предмет создания производства насосов большой мощности для нефтегазового сектора. Коллеги планируют вложить порядка 1 миллиарда 300 миллионов за ближайшие 3 года. Это востребованная сегодня продукция со стороны наших нефтяных и газовых компаний. Это один из проектов, который был включен в прошлом году в план импортозамещения по нефтегазовому машиностроению. Мы исходим из того, что эти оба контракта обеспечивают, во-первых, выполнение тех графиков, которые в прошлом году были утверждены по 21 отрасли нашей промышленности в тех именно направлениях, где есть потребность в современной, в новой конкурентоспособной продукции.

Только что закончилась встреча с губернаторами. Как вы можете оценить и промышленный потенциал наших регионов, и экспортный?

У нас сегодня рабочий день начинался как раз с панели, которая была посвящена экспорту потенциала российских регионов. И вся наша промышленная политика, она нацелена именно на поддержку региональных проектов, на создание новых современных производств, которые находятся в регионах. На каждой из встреч с губернаторами мы всегда обсуждаем конкретные прикладные вопросы, связанные с теми инструментами, которые есть сегодня у министерств, которые имеет смысл дополнительно развивать, совершенствовать.

Мы всегда идем навстречу регионам, для того чтобы все эти инструменты были максимально эффективны, чтобы они были востребованы предприятиями, которые находятся в регионах. Это, начиная с комплексных инвестиционных проектов, от софинансирования работ опытно-конструкторским по проектированию, созданию новых образцов промышленной продукции.

С этого года мы внедрили новый инструмент поддержки регионов, тех, кто создает у себя индустриальные парки. То есть мы таким образом мотивируем регионы вкладывать средства в формирование промышленной инфраструктуры, и государство, федеральное правительство компенсирует затраты регионам за счет поступления налоговых платежей, разных сборов от резидентов этих индустриальных парков.

Также с этого года также запустили новый механизм, который формирует кластеры в регионах, которые обеспечивают производство той продукции, в создании которых будет участвовать широкая номенклатура предприятия, находящаяся в том или ином регионе и нацеленная на одного либо нескольких основных потребителей.

Мы считаем, что этот инструмент также будет востребован. И мы сегодня достаточно подробно с руководителями регионов говорили на эту тему. Мы исходим из того, что также софинансирование программ регионального развития промышленности, который сегодня опять же с этого года мы реализовываем, будет востребована. Ну и таким образом мы формируем тот костяк промышленного потенциала, который будет работать не только на потребность российского рынка, рынка СНГ, но и каждый проект, который рассматривается сегодня регионами, министерством, должен быть ориентирован и на расширение экспортного потенциала.

Вы перечислили все инициативы, которые исходят из федерального центра. А сами регионы с этими задачами как справляются?

Я считаю, что эти инструменты оцифровываются, но не формируются на федеральном уровне. Мы, собственно, их и формировали изначально, работая в тесном контакте с регионами. Мы в рамках реализации основ закона о промышленной политике подписали со всеми регионами соглашения, в которых прописано условие взаимодействия, и в том числе согласование при назначении, при отборе руководителей в регионах, которые отвечают за промышленную политику и за сферу в области торговли.

Надо сказать, это дает положительный результат, поскольку мы проводим уже два года подряд работу с регионами на предмет проведения стажировок. 4 раза в год мы проводим такие стажировки с руководителями, которые приезжают из регионов, которые отвечают за реальный сектор экономики, за индустрию. Это дает существенные результаты, потому что на таких мероприятиях мы формируем базу для внедрения тех инструментов, которые нужны и будут востребованы предприятием уже на территориях Российской Федерации. Поэтому мы в данном случае являемся, с одной стороны, проводниками регионов в части реализации основ промышленной политики в регионах, а с другой стороны, просто помогаем оцифровывать эти инструменты, отстаивать интересы, доказывать то, что это нужно, и это дает соответствующие и экономические, и бюджетные эффекты для нашей экономики.

Вы уже сказали про экспортный потенциал наших регионов. Глава правительства Дмитрий Медведев на пленарной дискуссии говорил, что нужно поддерживать наш несырьевой экспорт. Например, когда с нефтяной и газовой отраслями все понятно, у них все пути экспорта отработаны, то, что касается несырьевого экспорта, государство как-то тут будет поддерживать наших промышленников при выходе на внешние рынки и при занятии ими там своей доли?

Во-первых, государство поддерживает наших экспортеров, и это делается уже в течение нескольких лет. Каждый год эти инструменты совершенствуются. Стоит отметить за счет как раз поддержки и компенсация процентных ставок по кредитам на поставку нашей российской продукции на внешние рынки, мы смогли увеличить и объемы промышленной продукции, которая поставляется на экспорт, и создать предпосылки по увеличению этих объемов и в будущие годы формируется и развивается на российский экспортный центр.

Не так давно, например, при принятии решений о сокращении наших территориальных органов Минпромторга, мы часть функций передали как агенту РЭЦу – российскому экспортному центру, который будет выполнять функцию выдачи, например, экспортных, импортных лицензий.

Мы исходим из того, что РЭЦ должен стать единым окном для всех желающих выходить на внешние рынки. Мы создали аналитический центр при Минпромторге, который обеспечивает на возмездной основе для предприятий выполнение отдельных работ, которые заказываются предприятиями, кто опять же заинтересован в выходе на какие-то конкретные рынки в какие-то страны, изучая при этой их законодательство, изучая те стандарты, те требования, которые предъявляются при сертификации, облагации нашей продукции.

Мы с этого года впервые внедрили инструмент – компенсация затрат на логистику, то есть перевозку, в рамках отработки программы по развитию автопрома, транспортному машиностроению, сельхозмашиностроению, то есть по этим отраслям промышленности мы, уже приняв решение, компенсируем затраты на логистику до российских границ, либо это в соответствии с железными дорогами, либо автомобильным транспортом, дальше морем, мы компенсируем затраты на расходы по сертификации и облагации российских автомобилей и сельхозтехники за рубежом, для того чтобы отвечать тем требованиям, которые предъявляет рынок тех стран.

Каждая страна старается формировать именно те требования, которые она считает нужными, важными внедрять на своем рынке. В первую очередь, естественно, чтобы поддержать своего производителя местного. Для того, чтобы конкурировать с их производителями, нам нужно сертифицировать нашу технику и соответствовать тем требованиям, которые предъявляются к нашей технике. И мы с этого года приняли решение на уровне правительства внести в капитал российского экспортного центра дополнительные средства, около миллиарда рублей, для расширения перечня предприятий, расширения секторов промышленности, которые смогут воспользоваться такой возможностью, для того чтобы в будущие периоды мы расширяли только эти возможности и таким образом давали попутный ветер поставкам экспортной продукции.

Не так давно, буквально неделю назад, мы у председателя правительства рассматривали в рамках отработки проектов развития экспортного потенциала поставок несырьевой продукции, говорили о том, в каких направлениях мы видим основные свои приоритеты и где мы видим основной потенциал.

Мы вышли с инициативой по 4 основным отраслям. Это сельхозмашиностроение, это автопром, это транспортное машиностроение, включая грузовые вагоны, пассажирские вагоны, разных модификаций трамваи, где у нас есть хороший потенциал и хорошие результаты. И, конечно же, это гражданская авиация, включая гражданские самолеты и гражданские вертолеты. При этом мы, конечно же, не ограничим возможности других секторов промышленности. Это и нефтяное, газовое машиностроение, о чем мы сегодня с вами в начале нашей встречи говорили. Это и энергетическое машиностроение, радиоэлектроника, и ряд других секторов промышленности высокотехнологичных, где мы видим потенциал развития, но мы просто сконцентрировали сегодня основной пакет инструментов на этих отраслях и вышли с такой инициативой в правительство. Все будет, конечно, зависеть от того, как будет складываться бюджет на следующую трехлетку. Но мы рассчитываем на поддержку министерства финансов в этой части и на последующее утверждение правительством наших бюджетных заявок на развитие экспортного потенциала наших предприятий.

Оцените глобально итоги программы импортозамещения по итогам за первое полугодие 2016 года?

Ну, во-первых, мы можем уже подвести итоги года, потому что мы начали эту программу, если быть точным, конечно же, импортозамещение не началось в прошлом году, оно реализовывалось многие годы, но оформить отраслевые планы, 1630 проектов мы оцифровали в прошлом году.

Как я уже говорил, мы запустили в прошлом году 1390 проектов. Какие-то проекты в этом году будут запускаться, какие-то в следующем году. И в целом до 20-го года мы должны таким образом обеспечить выполнение 21 отраслевого плана, в которые входят 1630 проектов из разных отраслей промышленности.

Могу сказать, что по этому году практически все проекты идут по графику. Порядка 70 проектов где-то идет с отставанием, где-то проекты приостановлены по разным причинам, в том числе из-за конъюнктуры, где-то из-за отсутствия потребления, возможности реализации самих проектов, опять же по разным причинам. Но основная масса проектов, которая реализовывается, они сегодня идут по графику.

Что касается показателей индикаторов, то когда мы начинали эту программу в 14-м году, показатель был импорта машиностроительной продукции, за которое отвечает наше ведомство, более 49% импорта, при том, что на тот момент показатель должен был быть не более 44%. Могу сказать, что по результатам первого полугодия этот индикатор снизился до 39% импорта высокотехнологичной продукции на территорию нашей страны.

Конечно же, это эффект, в том числе девальвации, но девальвация имеет очень краткосрочную перспективу. Поэтому в совокупности со всеми мерами государственной поддержки, и естественными такими эффектами, как девальвация импортозависимости нашего рынка, наших предприятий снижается, и мы исходим из того, что те планы импортозамещения, которые были утверждены, будут реализовываться и будут снижать в дальнейшем нашу импортную зависимость.

Как, на ваш взгляд, эти проекты когда смогут быть эффективными и реализовываться без господдержки?

Конечно, все зависит в том числе от процентной ставки. Сегодня о ней говорилось много на пленарной дискуссии. Я, к сожалению, не могу поддержать коллег относительного того, что процентная ставка должна сохраняться в ближайшие 2 года на сегодняшнем уровне, для того чтобы обеспечить уровень инфляции на уровне 4%, и это должна быть длительная перспектива на 2 года, и после этого будет счастливое будущее, все само будет реализовываться. Боюсь, что так не произойдет.

Мы, собственно, для того чтобы, с одной стороны, адаптироваться к тем процентным ставкам и к тем условиям, в которых находятся наши предприятия, мы адаптируем их к этим условиям за счет, собственно, тех инструментов, на широкую палитру которых мы за эти годы наработали. Это и фонд развития промышленности, это и компенсация процентных ставок по кредитам на модернизацию, на создание новых образцов промышленной продукции, это и те инструменты региональной поддержки, о которых я сегодня говорил.

В комплексе, я думаю, что мы сможем реализовать и планы импортозамещения, в меньшей зависимости ориентироваться на ту процентную ставку, которая сегодня не дает возможность самостоятельно, к сожалению, предприятиям привлекать без поддержки государства кредиты.

Ну а когда процентная ставка изменится в меньшую сторону, тогда у нас будет низкая инфляция, ну, наверное, тогда планы импортозамещения и вообще уже потом не планы после 20-го года, а нормальная взвешенная политика по сбалансированному подходу к производству экспортно ориентированной, импортозамещаемой продукции, тогда, наверное, предприятия могут уже без государственной поддержки осуществлять свое развитие и реализацию своих проектов.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Мантуров подписал два

Поделитесь с друзьями: