InvestFuture

Никитин: лучшие региональные практики внедрят за год

Прочитали: 35

О повышении квалификации региональных чиновников, снижении барьеров и перспективах повышения качества регионального самоуправления, рассказал в интервью Андрей Никитин, генеральный директор Агентства стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ), на Международном инвестиционном форуме в Сочи.

- Инвестиционный форум в Сочи носит региональный характер. У Агентства стратегических инициатив очень богатая повестка вопросов, по многим вопросам вы являетесь ключевым игроком. Андрей Сергеевич, каковы основные моменты, которые уже прозвучали и возможно еще прозвучат на форуме? На что бы вы обратили внимание?

- Я считаю, что самое главное и самые важные вещи надо искать в речи Председателя Правительства. Итак, Председатель Правительства сказал, что проектное направление, это не план, это уже реальность, она существует. И вот 11 приоритетных проектов, которые он назвал, они постепенно начинают реализовываться. Что-то быстрее, а что-то медленнее. Конечно, часть из них мне наверно роднее, понятнее, например, проект по малому бизнесу. Тем более, в этом проекте есть очень четкий план. Это создание 1 миллион 400 рабочих мест накопительно к 2019-ому году. То есть это очень серьезный план действий, и это значит, что люди, которые готовили этот проект, они его готовили вдумчиво.

Естественно, вот чем важен сочинский форум, тем, что вот эта вся федеральная повестка она транслируется на регионы. Регионы могут понять, какие задачи перед ними либо уже стоят, либо встанут в самое ближайшее время. Конечно, с этой точки зрения внедрение проектного управления это такая история, которая сегодня, ну, приобретает большую остроту. Я напомню, что еще больше года назад президент давал поручение регионам создать проектные офисы, это было связано с результатами национального рейтинга инвестклимата. На той же пленарке губернатор Якушев говорил о том, как они на это среагировали, как они в своем проектном офисе улучшают вот эти, снимают эти барьеры. Мы активно работаем с региональными проектными офисами. И теперь понятно, что задачи правительства также будут транслироваться через эти проектные офисы.

Вторая история, важная лично для меня, это первый подход к снаряду, финал конкурса лучших региональных практик имени Салтыкова-Щедрина. Я напомню, что идея его в том, что помимо умного федерального центра, который может чему-то научить регионы, есть подозрение, что регионы тоже чему-то могут научить федеральный центр.

Существуют управленческие решения в социальной, в образовательной, в общественной сфере, которыми неплохо было бы воспользоваться и на всю страну. В этом году мы попробовали такой пилотный конкурс провести, спасибо Дмитрию Козаку, который возглавил Попечительский Совет, посмотреть, а что есть такого в регионах интересного, что имело бы смысл масштабировать. Честно, сроки были сжатые.

У меня вызвало огромное удивление, и в то же время воодушевление, что было подано 300 заявок. То есть на 85 регионов люди к этому, видимо, такой запрос есть и эти проекты довольно интересные. Я вчера понял, что мы зря наградили только первых, потому что как минимум первая тройка проектов по каждой номинации была достойная.

Например, и автолавки в село, о которых Ленинградская область собственно говоря делала, где они субсидируют малый бизнес, чтобы они покупали эти автомобили, им было выгодно ездить в села. И, конечно, проекты-победители, как вот пожарные извещатели, это в Башкирии. Ну, не будем сейчас наверно все перечислять.

Я думаю, что теперь наша задача сделать так, чтобы эти практики, которые победили, они были реально масштабированы за год. И в следующем году, на следующем Сочинском форуме мы моли уже отчитаться, что мы это внедрили, да, это действительно поддержано, Министерство умеет работать теперь на всю страну, и посмотреть уже новые какие-то такие истории.

- В этой связи, это тоже то, чем и вы занимаетесь, определенный KPI и определенные стандарты для губернаторских, для региональных команд? Хватает сейчас компетенции, изменяется ситуация к лучшему? Понятно, что можно из федерального центра сказать, как нужно делать. А вот смогут ли, понимают ли, умеют ли, есть ли компетенция, знания для этого?

- Да. Вы знаете, я могу ответить на этот вопрос со своей точки зрения. Конечно, я считаю абсолютно неприемлемым то, что мы уже какой год говорим о том, что не может у нас разрешение на строительство выдаваться за 300 дней, за 60 дней в разных регионах, это неприемлемо. Мы должны уважать своих предпринимателей. Такая некомпетентность она должна быть изжита. Однако процесс идет медленнее, чем нам бы хотелось. По этому мы, во-первых, сейчас поможем, дадим каждому региону целевые модели, как им нужно двигаться. И хотим, чтобы к концу 2017-го года вот этой разницы ее не было по стройке, по энергетике, по газу, по теплу, по воде, по поддержке малого бизнеса, по регистрации собственности.

Отдельный большой вопрос, как может у нас такая разница быть в сроках. Причем, как правило, вся эта некомпетентность фокусируется на муниципальном уровне. В поддержку регионам по поручению Президента была запущена запущена образовательная программа в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) по обучению региональных команд. От каждого региона примерно 10 человек, это ключевые вице-губернаторы, министры, мэры, руководители территориальных органов федеральных органов власти, которые обычно всегда за скобками находятся всей этой истории.

Так вот самое интересное, что в РАНХиГС закончили обучение представители первые 33 региона, первая волна, они пишут дипломы. На следующей неделе будут экзамены у них приниматься высшими руководителями страны. Я не буду называть, кто придет, но думаю, что придут очень серьезные руководители. Так вот, в чем проблема. В новой командной работе, в новой проектной работе. Я в эти выходные ехал, читал отзывы участников о программе, вот самый понятный отзыв, я впервые понял, что «руководитель местной налоговой инспекции и Росреестра тоже член команды региона, и мы вместе с ним несем ответственность за те результаты, которые есть, а не только команда губернатора. И мэр тоже в нашей команде должен быть».

Вот наверно то, о чем вы говорите, та зона проблемы компетентности, которая есть, это командные навыки, это навыки групповые, это навыки проектной работы, навыки правильной постановки декомпозиции цели. То есть это не теория подключения к строительству, получение разрешения на строительство или подключение к сетям, это все профессиональные вещи, которые они знают. А вот как организовать работу в современных условиях с современной экономикой, это то, чего, к сожалению, пока не хватает. Но надо понимать, что ситуация, при которой у нас люди в бизнесе гораздо более управленчески компетентны, чем те, кто ими в какой-то степени управляет на госслужбе, она долго продолжаться не может. У нас на эти задачи, которые ставит новая экономика, должны отвечать компетентные управленцы в регионах.

- Когда вы выставляете KPI для региональных чиновников, в том числе и на уровне муниципальных субъектов, касаются ли эти оценки правил поведения и каких-то действий, есть ли мотивационные механизмы, которые позволяли бы чиновникам работать лучше? Некоторые участники форума считают, что, например, чиновник как топ-менеджер или менеджер среднего звена может получать, какие-то бонусы за хорошо выполненную работу. То есть мы готовы чиновника чуть-что наказать, посадить, если он взял взятку, и так далее, и это понятно. Но мотивации работать хорошо у человека тоже должно быть наверно побольше?

- Вы знаете, я бы здесь разделил на два вопроса, на две точки. Вот с точки зрения региональных руководителей, министров, вице-премьеров, и так далее, все-таки, конечно, никогда не будет ситуации, при которой зарплата будет сопоставима с такими же руководителями в бизнесе. И это вопрос скорее внутренней мотивации, внутренней ценности. Ты, приходя, например, из бизнеса на госслужбу, ты получишь такие интересные и сложные задачи, с которыми ты в бизнесе не столкнешься. То есть это масштаб, это возможность самореализации. То есть все-таки на такие позиции люди должны приходить с пониманием того, что они не за деньгами туда пришли, а за личным развитием.

А вот то, что касается среднего и низшего звена, так называемых профессиональных чиновников, ни политических назначенцев, которые с губернатором приходят и с губернатором уходят, а людей, которые работают годами, для них конечно история правильно выстроенной системы вознаграждения, разных бонусов, а понимании того, что если он ведет себя достойно, он не коррупционер, он корректен, он помогает людям, у него есть нормальная система социальной поддержки.

Поэтому, такая профессиональная бюрократия должна иметь понятную систему мотивации. Это мотивация должна быть ни в разовом формате, она скорее долгосрочная в каких-то вещах. Как это во всем мире собственно и происходит. Везде есть официальное и неофициальное разделение на политических чиновников и на профессиональных.

Вот у профессиональных страховки хорошие, какие-то пенсионные программы бывают, и так далее, то есть то, что помогает человеку устроиться на работу и понимать, что если он делает ее хорошо, и он там грязными руками ничего не схватил, я извиняюсь, то как бы он нормально, достойно проживет свою жизнь, как бы, да, и спокойно выйдет на пенсию. Вот это важно. Но сейчас идут дискуссии на тему вообще реформы госслужбы. Я думаю, что мы в этой дискуссии, конечно, будем принимать какое-то экспертное участие.

- Вы сказали, что в РАНХиГСе запущен пилотный образовательный проект. Мне кажется, это надо уже масштабировать, потому что в Сибири есть хорошие университеты, например Дальневосточный университет, в Крыму надо что-то делать. Потому что мы знаем, как тяжело идет процесс присоединения, с точки зрения управленческих историй. Нужно ли это масштабировать?

- Знаете, все-таки проще 85 регионов по 10 человек, это 850 человек обучить в одном месте с гарантией. Потому что мне бы не хотелось, чтобы курсы по повышению квалификации, которую проходят все госслужащие. Эта система, к сожалению, как правило, не имеет никакого отношения к реальному повышению квалификации. Пресловутый 44 Федеральный Закон, какая-то непонятная организация выигрывает тендер на обучение, да, и явно это не Сколковская школа бизнеса выигрывает. Там какие-то названия, мне периодически коллеги из госслужбы говорят, я говорю, это точно не то, что необходимо и я первый раз слышу о таком управленческом заведении. Поэтому наверно пока только РАНХиГС.

- Вы хотите сказать, что РАНХиГС это просто знак качества?

- Чуть-чуть рановато так оценивать. Но такую задачу Президент перед РАНХиГСом ставил. Я напоминаю, что в тех же поручениях, где был проектный офис, там было задание РАНХиГСу создать Центр региональных компетенций. Вот эту задачу они сейчас пытаются выполнить. И дальше встанет вопрос – обучили 10, кто за ними стоит. То есть, что это за люди, которые на следующем уровне иерархии стоят. Конечно, там нужно будет с ними работать уже в субъектах. И ключевой для РАНХиГС управленческий вызов, это сделать так, чтобы качество программы не упало в момент, передачи ее в дальневосточный филиал. Посмотрим. Мы тоже будем с ними работать, и работаем. Будем помогать им в этом вопросе.

- Приятно слышать, что регионы, руководители регионов, чаще упоминают слово «рейтинг, рейтинг регионов», и они включились в борьбу. Интересно как происходит борьба за рейтинг, каковы его результаты, как вы оцениваете перспективы?

- У людей всегда есть элемент соревновательности, и это хорошо. Важно, чтобы это не стало самоцелью. То есть надо понимать, что в борьбе за место в рейтинге, регионы конкурируют ни между собой, а регионы, знаете, как это борьба со своей тенью. То есть на самом деле ты работаешь со своим бизнесом. То есть не сравниваешь себя с соседним губернатором. Твоя задача сделать так, чтобы твой бизнес тебя оценивал хорошо. И понимал то, о чем ведут дискуссию умные люди, на всевозможных завтраках и так далее. Проблема доверия, которая мешает инвестировать. Вчера это звучало и на пленарке. Доверия формируется, в первую очередь, мэром, потом губернатором, и только потом федеральным правительством. Если на том уровне нет, вот если конкретно этот мэр балбес, доверять ему сложно, потому что ты не понимаешь, где он окажется через 2-3 года, то ли просто на пенсии, то ли, может быть, вообще под следствием, никакое доверие тут наверху оно не сработает.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Никитин: лучшие

Поделитесь с друзьями: