InvestFuture

Путин: с Обамой сложно вести диалог

Прочитали: 47

Президент РФ Владимир Путин заявил о том, что для России неприемлема "политика диктата", которую ведет Вашингтон, и для возобновления диалога между двумя странами необходимо учитывать интересы друг друга и вести себя "по-партнерски". В рамках выступления на инвестиционном форуме "ВТБ Капитал" "Россия зовет!" Владимир Путин ответил на вопрос о двусторонних отношениях России и США и признал, что в российские власти также обеспокоены ухудшением отношений с США.

Вопрос (как переведено): Благодарю вас, господин президент. Грег Валче, бывший член Конгресса США, а сейчас партнер в юридической фирме.

Меня беспокоит ухудшающееся качество взаимоотношений между США и Россией. Это такой ведущий вопрос в нашей предвыборной президентской кампании. Мне кажется, что бизнес и в России, и в США чувствует себя лучше, когда отношения между нашими странами сильнее.

Поэтому мне было бы интересно узнать ваше мнение о том, какова природа наших двусторонних отношений, как они будут развиваться и какие шаги, как вы думаете, необходимо предпринять, чтобы усилить наши отношения, особенно в интересах снятия санкций, связанных с вопросом Украины. Какие барьеры вы видите на пути реализации Минских соглашений и когда, как вы думаете, будут реализованы Минские соглашения полностью?

В. Путин: Мы тоже озабочены ухудшением российско-американских отношений. Это не наш выбор. Мы к этому никогда не стремились. Наоборот, мы хотим иметь дружеские отношения с такой огромной и великой страной, с ведущей экономикой мира, как американская экономика.

Вы сейчас упомянули о кризисе на Украине. Но это же не мы довели до государственного переворота на Украине. Разве мы это сделали? Нет. Особо наши американские партнеры и не скрывают, что в значительной степени они стояли за этим, финансировали радикальную оппозицию, довели до неконституционного способа смены власти, хотя можно было сделать совсем по‑другому. Бывший президент Янукович все требования подписал и готов был провести досрочные выборы. Вместо этого способствовали госперевороту. Зачем?

А когда мы вынуждены, хочу подчеркнуть это, вынуждены были защищать русскоязычное население на Донбассе, вынуждены были отреагировать на стремление людей, живущих в Крыму, вернуться в состав Российской Федерации, тут же начали раскручивать новый маховик антироссийской политики и введение санкций.

Вы сейчас сказали про Минские соглашения. Но не мы же их саботируем, невыполнение Минских соглашений. Я уже сто раз сказал: мы же не можем за сегодняшние киевские власти внести изменения в конституцию, что является ключевым фактором. Не можем за киевские власти имплементировать уже принятый радой закон об особом статусе управления на Донбассе. Он же не реализуется до сих пор.

Хотя написано было в Минских соглашениях: в самые кратчайшие сроки нужно было это сделать. Я же не могу подписать за президента Украины принятый радой закон об амнистии, я же не могу этого сделать. Они все время ссылаются на то, что этого всего нельзя сделать, поскольку в зоне конфликта на Донбассе перестрелки идут.

9 сентября, по‑моему, ополчение Донбасса в одностороннем, хочу сказать, порядке заявило о том, что они даже отвечать не будут на обстрелы со стороны украинских вооруженных сил. Ну и что? Нам все время говорили, что за этим сразу последуют какие‑то действия в политической сфере. Ничего не происходит. Даже прямых контактов между представителями Донбасса и официальными киевскими властями нет до сих пор.

Поэтому, если кто‑то действительно хочет выполнения этих соглашений, нужно влиять на все стороны этого конфликта, прежде всего в данном случае на киевские власти. Что мешает это сделать? Не понимаю. Без выхода на политические договоренности ничего не будет продвигаться. Это первое.

Теперь в глобальном плане. Знаете, с действующей администрацией очень сложно вести диалог. Вы бывший конгрессмен, я не знаю, всегда ли так было, но диалога практически нет. Он как выглядит? Администрация формулирует, что ей нужно, а потом настаивает на том, чтобы это было исполнено. Это не диалог, это диктат какой‑то. И так почти по каждому вопросу. Мы‑то готовы к диалогу, но диалог – это поиск компромиссов.

Теперь я отвечу на главное. Что нужно сделать для того, чтобы ситуация нормализовалась? Нужно вести себя по‑партнерски и учитывать интересы друг друга. Мы к этому готовы.

Путин: не надо нам предъявлять ультиматумы В рамках Петербургского международного экономического форума в 2015 г. Владимир Путин заявил о необходимости построения равноправных отношений в мире и недопустимости каких-либо ультиматумов для России со стороны США и ЕС.

Чарли Роуз: Каким образом вы бы охарактеризовали отношения с США? Что с ними не так и что требуется в этих отношениях?

Владимир Путин: Проблема заключается в том, что нам постоянно пытаются навязывать свои стандарты и свои решения, не сообразуясь с нашим пониманием наших собственных интересов. По сути дела, нам говорят, что в Соединенных Штатах лучше знают, что нам нужно. Позвольте нам самим определить наши интересы и наши потребности, исходя из нашей собственной истории, из нашей культуры.

Чарли Роуз: Каким образом США пытаются определить, что вам нужно, что вам требуется?

Владимир Путин: Вмешиваясь во внутриполитические процессы, в том числе через финансирование неправительственного сектора, навязывая решения в сфере международной безопасности. Я упоминал о проблеме, с которой мы столкнулись в первый раз в отношениях с США. И это сразу охладило наши отношения. Вспомните ситуацию с Ираком. Вы помните тезис: кто не с нами, тот против нас? Это, что, диалог? Это ультиматум. С нами не надо разговаривать языком ультиматумов.

Чарли Роуз: Я много читал о России и сделал для себя определенные выводы. Вы хотите, чтобы вас уважали, и хотите вести равные переговоры.

Владимир Путин: Я все время это слышу: Россия хочет, чтобы ее уважали. А вы не хотите? А кто не хочет? Кто хочет, чтобы его унижали? Странная постановка вопроса. Как будто это какой-то эксклюзив Россия для себя требует – чтобы нас уважали. А что, кому-то приятно, чтобы на него плевали, что ли? Мы стремимся к обеспечению своих интересов, не нанося никакого вреда нашим партнерам.

Но мы, естественно, рассчитываем на конструктивный, прямой и содержательный диалог. Когда мы сталкиваемся с отсутствием такового или с нежеланием разговаривать с нами, то это, конечно, вызывает ответную реакцию.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
Читайте другие материалы по темам:
InvestFuture logo
Путин: с Обамой сложно

Поделитесь с друзьями: