InvestFuture

Экономический прогноз на октябрь

Прочитали: 65

Главным событием сентября можно признать разворачивание второй волны мирового финансового кризиса, связанной с долговым кризисом стран еврозоны. Именно в сентябре ЕЦБ принял решение возобновить покупку облигаций стран еврозоны, испытывающих наибольшие финансовые проблемы.

Еще в мае 2010 года ЕЦБ начал скупать государственные облигации наиболее задолжавших европейских стран — Греции, Ирландии и Португалии, чтобы предотвратить разрастание кризиса и снизить процент по этим облигациям. Сделав паузу в четыре месяца, в августе 2010 года он снова начал приобретать гособлигации — на этот раз Италии и Испании. В 2011 году эта операция регулярно повторялась, и к концу года ЕЦБ приобрел облигаций на €173,5 млрд (не считая тех, для которых наступил срок погашения). Потом эта операция была временно приостановлена. По оценке МВФ, "такие действия ЕЦБ помогли временно сгладить кризис ликвидности в еврозоне. Однако все равно по итогам 2011 года сложилась ситуация, при которой для обслуживания своих долгов правительствам и банкам стран еврозоны нужно получить на мировом финансовом рынке сумму, эквивалентную 23% ВВП этих стран".

В конце прошлого года эксперты британского издания The Economist в своем исследовании, посвященном судьбе евро и озаглавленном "Это действительно конец?", написали, что ситуация с долгами европейских государств дошла до того, что в условиях отсутствия спроса на облигации этих стран со стороны частных инвесторов их должен будет просто все скупить ЕЦБ. Как отметили эксперты, "ЕЦБ пока на такой вариант не согласен, ссылаясь на то, что это полностью развяжет руки европейским правительствам в их безответственной финансовой политике. Германия, в свою очередь, не соглашается на предложение Еврокомиссии выпустить некие общеевропейские облигации. Немецкие власти считают, что тем самым безответственные европейские правительства воспользуются немецкой кредитоспособностью, ведь облигации у них с Германией будут одни. И ЕЦБ, и Германия склоняются к тому, что евро спасет создание некоего общеевропейского министерства финансов. Иными словами, коль скоро евро пришел на смену немецкой марке и его обращение контролирует находящийся в Германии ЕЦБ, необходимо дополнить эту систему принятием немецких предложений о проведении общеевропейской финансовой политики. А отказывающиеся могут просто вернуть себе свою старую валюту".

Между тем крупнейшие инвестиционные фонды уже в начале 2012 года рассматривали способы спасения своих денег на случай развала еврозоны. И, как заявил менеджер одного из таких фондов, "наилучшим вариантом является переведение уже сейчас денег из евро в немецкие облигации". В общем, фонды исходили из того, что, даже если все члены еврозоны вернут себе свои валюты, в Германии евро все-таки останется.

По итогам прошлого года МВФ оценил роль ЕЦБ в европейском долговом кризисе следующим образом: "Уровень государственной задолженности, а также общего внешнего долга в еврозоне ниже, чем в США и Японии. Однако в 2011 году стало ясно: у отдельных европейских стран эта задолженность достигла катастрофического уровня, а значит, не работает сама система Европейского валютного союза. Казалось бы, все участники союза подписывали Пакт финансовой стабильности и экономического роста и обязывались придерживаться некой бюджетной дисциплины, но вместо этого многие европейские страны расширяли бюджетные расходы и не заботились о достаточных бюджетных доходах. ЕЦБ прямо запрещается выступать как кредитору последней инстанции, однако финансовые рынки действовали так, как будто исходили из того, что ЕЦБ вместе с правительствами стран еврозоны непременно придут им на выручку в том случае, если сами эти рынки что-нибудь сделают неправильно. Представление о том, что экономика отдельных стран и их банковская система слишком велики, чтобы рухнуть, лежали в основе идеи о том, что все долги в скрытой форме гарантированы государством. В этих условиях рыночные силы не были способны нормально функционировать, риск неплатежеспособности отдельных стран, банков и компаний был недооценен, и в результате между странами еврозоны возникли огромные различия в бюджетной ситуации и платежных балансах".

На сентябрьском заседании ЕЦБ, когда принималось решение о скупке облигаций терпящих бедствие стран еврозоны, немецкий Бундесбанк голосовал против, объяснив свое решение тем, что возобновление покупной операции ведет к риску увеличения инфляции, однако у него на таких заседаниях всего один голос, точно так же, как, например, у ЦБ Мальты. Заметим также, что мировые финансовые рынки восприняли решение ЕЦБ как намерение печатать деньги в неограниченном количестве. Таким образом, разворачивание второй волны мирового финансового кризиса парадоксальным образом сочетает в себе спад производства в странах ЕС и почти полное отсутствие экономического роста в других индустриальных странах с довольно неплохим состоянием финансовых рынков — прежде всего самого важного для России рынка нефтяных фьючерсов. Игроки на нефтяном рынке полагают, что, коль скоро денег может быть напечатано сколько угодно, а с добычей и транспортировкой нефти в нынешних геополитических условиях могут возникнуть проблемы, распродавать фьючерсы преждевременно. Мол, всегда успеем.

Это имело самое прямое воздействие на российский бюджетный процесс, разворачивавшийся в сентябре. С одной стороны, власти запланировали на ближайшие годы довольно высокие мировые нефтяные цены. С другой стороны, отметили, что идет мировой финансовый кризис, и всякое может быть.

1. Что будет с курсом рубля?

Мы предполагали, что из-за нервной обстановки курс доллара в сентябре не будет ниже 32 руб. По состоянию на 27 сентября официальный курс доллара был ниже и составил 31,22 руб., однако игроки на российском валютном рынке были настроены на то, что он будет повышаться.

Особенностью нынешней ситуации на российском валютном рынке является то, что ЦБ формально придерживается политики инфляционного таргетирования: дает понять, что особенно вмешиваться в колебания курса не будет. Имеется в виду прежде всего то, что банк не станет сильно препятствовать росту курса рубля из-за притока в Россию долларовых поступлений от экспорта нефти. К этому российский ЦБ по традиции призывал МВФ, давая понять, что ЦБ препятствует росту курса российской валюты, скупая нефтедоллары в свои резервы за счет свеженапечатанных рублей, и именно поэтому в России столь безобразно высокая инфляция. Мировые цены на нефть сейчас на достаточно высоком уровне, однако нельзя сказать, что они быстро растут, поэтому игрокам на российском валютном рынке трудно делать ставку на постоянный рост курса рубля при политике невмешательства ЦБ.

Этим игрокам сейчас вообще трудно делать какие-либо ставки: в условиях глобального финансового кризиса не ясна судьба доллара и на мировом, и на российском валютных рынках. И американская ФРС, и ЕЦБ ударными темпами печатают деньги, так что по идее и доллар, и евро должны дешеветь. С другой стороны, доллар, как показывает опыт предыдущего кризиса 2008-2009 годов, имеет тенденцию дорожать как единственная в мире надежная валюта. Но сейчас он вроде бы пока не дорожает. Уж не будем говорить о том, что в кризисных условиях спекулянты на любом валютном рынке, будь то мировой или российский, несколько стеснены в средствах для по-настоящему широкомасштабной игры. А без такой игры спекулянты всегда на всякий случай предпочитают доллар.

Наш прогноз: предпочтения спекулянтов приведут к тому, что доллар в октябре не будет стоить меньше 31 руб.

2. Что будет с российскими ценами?

Наш прогноз на сентябрь звучал так: нервозность потребителей приведет к тому, что российские цены в сентябре вырастут более чем на 0,1%. Так и случилось. Окончательные ценовые итоги месяца еще не подведены, однако по состоянию на 24 сентября инфляция с начала месяца составила уже 0,5%. При этом в прошлом году в сентябре наблюдалась удивительная стабильность — цены выросли на 0,0%. В итоге в нынешнем году инфляция уже составила 5,1% — заметное ускорение по сравнению с прошлогодними 4,6%.

Плодоовощной фактор на этот раз своей роли в российской инфляции не сыграл, несмотря на то что картофель к 24 сентября с начала месяца подешевел на 11,7%, а капуста белокочанная — вообще на 17,0%. Лидерами ценового роста в сентябре стали куриные яйца (подорожали на 7,1%) и пшеничная мука (стала дороже не 5,1%). Произошел в сентябре и очередной рост коммунальных тарифов: холодная вода в России подорожала на 2,7%, горячая вода — на 3,2%, отопление — на 3,6%.

Игроки на российском финансовом рынке в сентябре рассуждали о том, что ЦБ, который повысил процентную ставку, по-видимому, пытается тем самым сдержать рост инфляции. Но граждане, естественно, о процентной ставке не думали. Они просто ходили по магазинам и покупали товары по тем ценам, по которым эти товары продавались. И были вынуждены мириться с тем, что хлеб, скажем, с начала месяца подорожал на 2,2%, а куриное мясо — на 2,4%. Продавцы тоже ни о каких процентных ставках не думали. Повышая цены на пищевые продукты, они, конечно, могли объяснять это ростом продовольственных цен во всем мире: спекулянты продовольственными фьючерсами в условиях второй волны мирового финансового кризиса сейчас вкладывают в эти фьючерсы деньги. Но могли и не объяснять, исходя из того обстоятельства, что цены можно повышать в любых условиях, пока на товары существует спрос. И пока на рынке между торговцами недостаточная конкуренция для того, чтобы сбивать друг у друга цену.

Сыграла свою роль, разумеется, и инфляционная инерция. Раз в этом году инфляция снова настолько высока, что уже вызывает озабоченность российских властей, то у производителей и торговцев есть прекрасное оправдание для повышения цен. Мол, нельзя же нести потери из-за инфляции — деньги-то обесцениваются.

Наш прогноз: из-за инфляционной инерции потребительские цены в России повысятся в октябре на 0,7%.

3. Что будет с мировыми ценами на нефть?

Мы прогнозировали, что осторожность не даст спекулянтам в сентябре поднять цены выше $112 за баррель. Именно так и случилось. К 27 сентября мировые цены на нефть падали три дня подряд (только за этот день баррель североморской Brent подешевел сразу на $1,3) и упали до $109.

Оправдывая свою осторожность и продавая нефтяные фьючерсы, спекулянты ссылались на дальнейшее развитие европейского долгового кризиса, в частности, на тяжелое положение Испании, где планы властей попытаться как-то уменьшить бюджетный дефицит вызвали протесты граждан и привели к беспорядкам. В сентябре было по-прежнему неясно, получит ли Греция очередной транш европейской помощи, и нефтяные спекулянты имели возможность сыграть на перспективах выхода этой страны из зоны евро.

Разумеется, у желающих есть все возможности сыграть не на понижение, а на повышение котировок нефтяных фьючерсов. Международная напряженность вокруг иранской ядерной программы никуда не делась, а в такой ситуации всегда можно представить себе, что дело кончится дефицитом нефти на мировом рынке. ФРС и ЕЦБ ударными темпами печатают деньги, и в конечном итоге часть этих денег попадает на нефтяной рынок. Если денег много, нефть вполне способна дорожать.

Наш прогноз: в октябре спекулянты не решатся на распродажу нефтяных фьючерсов, и цена на нефть будет выше $100.

4. Что будет с курсом доллара к евро?

В своем прогнозе на сентябрь мы отмечали, что в связи с верой спекулянтов в доллар евро не будет стоить дороже $1,25. По состоянию на 27 сентября мы несколько недооценили готовность спекулянтов иногда играть на повышение евро: за единую европейскую валюту давали $1,28. Но спекулянты к концу сентября показали, что игра на повышение евро, построенная на теоретической возможности преодоления европейского долгового кризиса, является недолговечной. В частности, 27 сентября спекулянты распродавали единую европейскую валюту, ссылаясь на массовые протесты граждан Греции и Испании против режима жесткой бюджетной экономии. Кроме всего прочего, на мировом валютном рынке продолжают следить за ситуацией на рынке нефтяном. Спекулянты по-прежнему исходят из того соображения, что падение нефтяных цен должно вести к росту курса доллара и наоборот. При этом никто уже не вдается в причины этой обратной зависимости курса и цен, просто при подешевении нефти начинают скупать доллары. Именно так и произошло, скажем, 27 сентября: и нефть подешевела, и доллар подорожал.

В сущности, речь идет о том, что и нефть, и евро являются рискованными активами, от которых нужно избавляться при любых признаках углубления глобального финансового кризиса. Эти активы продаются за деньги, а деньгами считаются только американские доллары. Отличием нефти является то, что в результате геополитической напряженности в ее поставках могут произойти перебои, и это обстоятельство заставляет нефтяных спекулянтов не слишком спешить с распродажей фьючерсов. Парадоксальным образом это поддерживает евро, с поставками которых при нынешней сверхмягкой политике ЕЦБ никаких перебоев возникнуть не может. Валютные спекулянты тоже не слишком спешат распродавать единую валюту.

Наш прогноз: в связи с осторожностью спекулянтов евро в октябре не будет дешевле $1,23.

Эксперты

Андрей Мовчан, управляющий партнер УК "Третий Рим":

1. Следует ожидать понижения курса рубля. Это будет связано с движением на рынке валют. Кроме того, октябрь — месяц уплаты налогов. Рубль немного снизится — до 32,3-32,7 руб./$.

2. В октябре в игру вступает топливо, и начинают дорожать летние продукты. Инфляция будет чуть выше, чем в сентябре — может, на 0,5%. Но по итогам года она останется в пределах 7%.

3. Ценам не нефть особо некуда двигаться. В нынешнем коридоре они находятся довольно давно. Никаких триггеров, способных их обрушить, не будет. Сохранятся сентябрьские показатели плюс-минус 5-7%.

4. Только что евро вырос почти на 10% исключительно на новостях о том, что Европа не умрет. Сейчас эта волна немного спадет, все успокоятся, и мы увидим постепенный рост доллара и снижение евро. На конец октября вероятно соотношение — $1,27-1,28 за евро.

Наталья Бурыкина, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку:

1. Вероятнее всего, среднее значение в октябре — примерно 31,75 руб./$. Курс рубля будет колебаться, в данный период он неустойчив. Сказывается нестабильность с нефтяными ценами, и финальная цифра по российской валюте будет зависеть от них.

2. Инфляция в октябре месяце закрепится на уровне 0,6-0,7%. Перенос ряда решений по тарифам на лето создает повышенный инфляционный фон. Годовая инфляция будет 6-7%.

3. Цена в $110 за баррель североморской Brent продержится еще пару недель, а вот что будет в конце октября, не берусь предсказать — слишком нестабильная ситуация. Но в целом, цены будут падать.

4. Соотношение будет на уровне $1,25 за евро. ЕЦБ невыгоден слабый евро, тем более в связи с проблемами стран PIGS ни о каком его росте говорить не стоит.

Евгений Гавриленков, управляющий директор, главный экономист ИК "Тройка Диалог":

1. Можно ожидать небольшого укрепления доллара, так как рынки уже отыграли третье количественное смягчение. В связи с проблемами Греции возможно временное укрепление доллара. Рубль может быть в районе 32 руб./$ или даже чуть слабее.

2. Темп инфляции существенно не изменится. Сейчас он составляет 0,1% в неделю. Было летнее возмущение, но инфляционный тренд 0,1% в неделю сохраняется уже 18 месяцев, кроме июня-августа. Я не знаю, что бы привело к разгону цен в октябре.

3. Цена на нефть будет колебаться в переделах $107-115 за баррель. Факторов, которые могли бы повлиять на цену под влиянием тех или иных глобальных слухов, нет.

4. В октябре негативные новости должны скорее прийти из Европы, и будут связаны с задержкой в принятии согласованных решений по Греции и банковскому союзу. Поэтому возможно незначительное укрепление доллара до $1,27 за евро.

Наталья Акиндинова, директор "Центра развития" Высшей школы экономики:

1. Ослабления рубля в октябре не будет, потому что есть пока еще эффект от введенного количества смягчений. Осенью рубль будет колебаться в небольших пределах. Потом скорее ослабнет, но сейчас курс будет порядка 31 руб./$.

2. Инфляция сохранится на нынешнем уровне. Сейчас пошел эффект от роста тарифов, повышения мировых цен на продовольствие, а для нас эти факторы являются определяющими в динамике инфляции. В октябре инфляция будет на уровне 1%.

3. Ожидать резкого падения цен не стоит. Приток ликвидности на всех рынках будет поддерживать цены на нефть на довольно высоком уровне. Да и крупные игроки заявили, что увеличат предложения, чтобы не снижать цены.

4. Соотношение доллар/евро останется на прежнем уровне. Не думаю, что выборы президента в США могут как-то сказаться на колебаниях доллар/евро. Фундаментально и в США, и в Европе ситуация не хорошая. Но сейчас кажется, что Европа слабее.

Автор-Сергей Минаев

Источник: Журнал "Коммерсантъ Власть"

Оцените материал:
InvestFuture logo
Экономический прогноз на

Поделитесь с друзьями: