InvestFuture

Газпром и вторая сланцевая революция

Прочитали: 38

В конце октября порадовали слова руководителя Газпрома Алексея Миллера, являющегося одновременно председателем Совета директоров «Газпром нефти», который сказал: «В отличие от сланцевого газа, добыча которого в России совсем неактуальна, направление сланцевой нефти представляет для Группы «Газпром» заметный интерес, и мы намерены этим вопросом активно заниматься». Конкурентные вызовы и необходимость осваивать новые сложные нефтяные горизонты были брошены со стороны США, и Газпром их принял.

Революция в добыче сланцевых газов в США порядком подпортила положение Газпрома. Но беда не приходит одна – дошла очередь и до сланцевой нефти. Международное энергетическое агентство (МЭА) 12 ноября представило ежегодный обзор развития энергетики. Важной частью прогноза является предсказание продолжения наблюдающегося в последние пять лет роста добычи нефти в США (в том числе из сланцевых пластов), за счет которого к 2020 году они должны по этому важнейшему показателю выйти на первые позиции в мире.

Выбранный на второй срок президента страны Б.Обама существенную часть своих предвыборных тезисов посвящал вопросам развития энергетики. Основное внимание уделялось в первую очередь развитию альтернативной энергетики, на которую планируется увеличивать ассигнования. В том числе сообщалось о планах удвоения к 2025 году числа энергосберегающих автомобилей, инвестировании в разработки высокотехнологичных электробатарей, продлении налоговых льгот на производство альтернативной энергетики. Обама планирует расширить льготы для предприятий ЖКХ, использующих зеленую энергетику. Во многом за счет повышения использования экономичных автомобилей, применения энергосберегающих технологий США смогли за 6 лет снизить потребление нефти почти на 10%. По прогнозам этот процесс должен привести к дальнейшему снижению потребления углеводородов. В предвыборные планы Обамы по развитию энергетики входит расширение площадей для развития энергетических ресурсов, выделение федеральных земель для добычи нефти, угля и полезных ископаемых. Планируется облегчить условия разведки ресурсов в Мексиканском заливе и Арктике.

Можно сделать выводы, что США продолжают строить серьезные планы по превращению страны в самодостаточную энергетическую державу. Планы наращивания энергетической независимости провозглашены и не скрываются. Главная ставка, по-видимому. делается на увеличение добычи сланцевой нефти.

Прогноз МЭА о росте добычи нефти в США практически экстраполирует возникшую в последние 5 лет тенденцию к росту добычи нефти в США. Этот весьма знаковый рост на 15% -20% от минимальных уровней 2006 года (после 30 лет снижения добычи) был связан с разблокированной добычей легкой нефти из слабопроницаемых пород. Достигнутые успехи в добыче газа из сланцевых пород воодушевили бурение и добычу легкой нефти из подобных образований. И в этом достигнуты заметные успехи. В результате, например, уже крайне консервативная ОПЕК прогнозирует снижение своей доли в мире именно за счет роста добычи в мире сланцевой нефти. За счет добычи трудно извлекаемой нефти (в том числе легкой нефти из сланцевых пород, разработки битумных песков в Канаде, сложных шельфовых проектов) Северная Америка по прогнозам МЭА к 2030 году превратится в нетто экспортера нефти.

Очень симптоматично еще и то, что в США за прошедшие 4-5 лет кроме увеличения добычи нефти происходит снижение ее потребления. За счет такого встречного движения стране удалось снизить объемы импорта нефти с 14 до 11 млн. баррелей. Если же обозначенные тенденции продолжатся, то у нашей страны, для которой около двух третей импорта связано с нефтью и газом, будут легко прогнозируемые трудности.

Однако, на самом деле, не все так мрачно. Прогнозы МЭА в основном построены на экстраполяции возникших в последние годы тенденций, но к будущей реальности они могут иметь весьма отдаленное отношение. Вполне может оказаться, что планы по добыче сланцевой нефти - очередной пузырь, который после схлопывания даст совсем скромный «сухой остаток». А продление новых нарождающихся тенденций в отдаленную перспективу имеет свойство не выполняться из-за пока не очень видимых ограничений. Вспомним хотя бы то, что рост добычи нефти в США последних лет был получен ценой очень существенного увеличения количества вновь пробуренных скважин. Начиная с 2008 года число буровых установок, задействованных на бурение нефтяных скважин, стало резко расти и подскочило за 4 года с 200 до 1400 штук. Это увеличение происходило в том числе и за счет сокращения буровых установок, задействованных для добычи газа, количество которых с пика в 1600 установок в 2006 году волнообразно снижается и на сегодня достигает лишь около 600 буровых установок.

Снижение числа задействованного для бурения газовых скважин бурового оборудования свидетельствует в первую очередь о том, что, несмотря на создаваемую правительством систему льгот, значения цен на добываемый газ сделало нерентабельным бурение новых газовых скважин. Недаром финансовые показатели компаний, занимающихся добычей сланцевых газов не могут похвастаться прибылями, а некоторые из них просто вынуждены заявлять о банкротстве. В самих США пионер и крупнейший производитель сланцевого газа компания Cheasapeake Energy находится в предбанкротном состоянии. Многие добывающие газ в США компании выживали в основном за счет участия в дальнейшей переработке получаемого газа. Недавно стало известно, что Exxon Mobil отказался от планов добычи сланцевого газа в Польше, не получив удовлетворительных результатов после бурения разведочных скважин. Наблюдающееся последние полгода подрастание цен на газ отражает сложившиеся экономические реалии. Инвесторы уходят из сектора, а рост количества новых газовых скважин существенно замедлился. А значит, очень вероятно, что еще через полгода мы увидим замедление, а возможно и остановку роста добычи газа в США. Сланцевая газовая революция сменится разочарованием и охлаждением.

Нечто аналогичное может произойти и с добычей нефти. Привлеченные широкой рекламой об успехах добычи нефти из еще недавно представлявшихся нерентабельными запасов, а так же льготами со стороны государства, добывающие компании через несколько лет могут ощутить глубокое разочарование. Поскольку для увеличения добычи более важным компонентом является не количество пробуренных скважин, но наличие извлекаемых (при существующей технологии) запасов нефти. А вот с этим, в США похоже, довольно туго. Работа на пределе рентабельности для компаний будет означать, что любое, даже и не очень большое снижение цен, грозит вывести добычу из таких слоев в разряд нерентабельных, вынужденному сворачивании дальнейшей экспансии и снижению скорости бурения новых скважин. Правда эти процессы достаточно инерционные, и в результате через несколько лет США может оказаться на руках с еще одним сланцевым пузырем.

Опасность такого рода промахов есть, но это риски новых крупных проектов, новых направлений развития. У нас обеспеченность запасами нефти в стране в 3 раза выше, чем в США, но и нам тоже следует делать заделы на разработку месторождений с более сложными запасами. Однако следует все время помнить, что это очень рискованные и сложные проекты.

Газпром имеет большие объемы традиционных запасов газа и не пошел на поводу у сланцевой эйфории. А вот планы освоения нефти он с готовностью скорректировал. Ярким ходом Газпрома было провозглашение курса на разработки и добычу нефти баженовской свиты - огромных по площади (более миллиона квадратных километров) пластов пород, насыщенных углеводородами. Данные пласты располагаются в Западной Сибири в уже освоенных регионах, но залегают на глубине более 2 км. и являются лишь условной ловушкой для нефти. Несмотря на то, что на настоящий момент отсутствует единая концепция формирования баженовской свиты, ее особенностей и оценки возможных запасов углеводородного сырья, ясно - нефть там есть, и ее много. Вопрос состоит в том, как ее оттуда взять. Придется разрабатывать новые методы и технологии для промышленного освоения ресурсов углеводородов баженовской свиты. (Некоторые компании, включая Сургутнефтегаз, уже имеют опыт по добыче углеводородов из указанных трудных месторождений).

Опыт работы со сланцевой нефтью Газпром нефть приобретет в ходе освоения баженовской свиты на Верхне-Салымском нефтяном месторождении, которое разрабатывает совместное предприятие Газпром нефти и Shell — компания Salyym Petroleum Development (SPD). Специалистами Газпром нефти, Shell и SPD создана «дорожная карта», определяющая этапы движения к главной цели — разработке баженовской свиты в промышленных масштабах.

По оценкам специалистов Газпром нефти, всего в результате использования инновационных разработок на действующих месторождениях компании может быть дополнительно извлечено 700-950 млн. тонн нефти. Речь идет о повышении эффективности разработки существующих активов, в том числе за счет увеличения коэффициента извлечения нефти и оптимизации затрат, а также вовлечении в разработку трудноизвлекаемых и нетрадиционных запасов. К 2020 году вклад, относящихся к перечисленным группам технологий, может составить порядка 35 млн. тонн нефти из планируемых 100 млн. тонн нефтяного эквивалента добычи. В последнее время на компанию Газпром одно за другим сыплются все новые напасти. Снижаются цены на газ на крупных рынках. Основной - европейский рынок снижает объемы спроса и потребители требуют пересмотра долгосрочных контрактов, на которые Газпром в последнее время просто вынужден соглашаться. Компания с ее партнерами из-за неясностей со сбытом была вынуждена отнести в неопределенное будущее время разработку Штокмановского месторождения. От СМИ и руководства страны звучат упреки в отсутствии энергетической стратегии и неэффективности проведения крупных проектов.

Перед компанией стоит много проблем и вызовов, на которые нужно реагировать. Беда в том, что цена неверных решений у Газпрома может оказаться очень высокой. Например, планы строительства Южного потока наряду с очевидной диверсификацией направлений поставок несут в себе существенные риски. Кроме прямых затрат в два десятка миллиардов долларов, планируемый новый трубопровод (при грамотном применении европейцами Енергохартии) может поставить страну перед необходимостью увеличивать загрузку возросших экспортных трубопроводных мощностей, загоняя тем самым себя в угол снижения европейских цен. А это более, чем серьезные риски. И в декабре по проекту Южный поток будет пройдена точка невозврата.

Задним числом в действиях Газпрома можно найти много промахов и ошибок. Но текущее обсуждение ситуации в СМИ (перед принятием компанией трудных решений) чаще всего не дает ее менеджменту разумного конструктива. А вот здравые решения вроде планов по разработке баженовской свиты не находят широкой положительной оценки экспертного сообщества. В новых условиях высоких нефтяных цен борьба за рынки сбыта, исходные ресурсы, технологии добычи не ослабевает, но даже напротив имеет тенденцию к возрастанию. При этом информационный фон по полной программе используется как одно из средств конкуренции. Поэтому нашим нефтегазовым компаниям нужно усилить информационное противоборство. Но, с другой стороны, оценивая реальное положение дел и даже обнаруживая пузыри, там где они есть, все же недопустимо безнадежное отставание от новых прорывных направлений. Вместе с тем, также недопустимо снижение общей эффективности работы нефтегазовых компаний за счет закапывания средств в не очень окупаемые проекты. Вот только заранее оценить эффективность такого рода проектов бывает очень сложно. Поэтому Газпрому можно пожелать постоянно оглядываться по сторонам, абстрагироваться от информационного шума, тщательно взвешивать проект, а затем принимать решение и делать что должно, отбивая при этом информационные атаки.

Источник: Вести Экономика

Оцените материал:
InvestFuture logo
Газпром и вторая

Поделитесь с друзьями: